Интернет воистину давно стал площадкой для молодых талантов. Злой Мамбет — самое яркое тому подтверждение. Молодой человек из Якутии снял свою версию клипа GQ, слегка переделав оригинальный текст песни Тимати. И это, может быть, так и осталось бы простой пародией, но качество съемки, монтаж и нарочитое желание рассмешить зрителя выдают тот факт, что клип делали не «на коленке». В общем, якутская версия, как вы поняли, лично нам пришлась очень по вкусу.
Мы позвонили в Якутию Айаалу Адамову, выступающему под псевдонимом Злой Мамбет.

— Кто вы и как вам пришла в голову эта затея?

Меня зовут Айаал, живу я в Якутске, занимаюсь КВНом и подобными вещами. Два-три года назад я делал якутский вариант передачи «+100500», где мы обозревали исключительно наши, местные видео. Называлась «Суус биэс суус +». Она, кстати, пользовалась популярностью. Но мода на такой формат прошла, зато начался бум на трэп-музыку. Мне показалось прикольно сделать что-то в этом роде, но не про чикс, яхты и деньги, а про насущное.

— Что значит главное слово, которое все время повторяют в припеве вместо «джентльмен»? И вообще — какой вкратце сюжет?

Главное слово — «хотон» — такой коровник, облепленный сверху навозом. У нас же зимой бывает минус 50, а навоз отлично держит тепло. А сюжет простой — о том, что крута сельская жизнь. Знаете, у нас есть городские ребята, а есть парни с улуса, деревенские. Их называют мамбетами, и они очень стесняются, что они такие некультурные. Вот мой Злой Мамбет — это собирательный образ такого деревенского парня. А еще это сатира на нашу якутскую эстраду, где все делают клипы о том, как у них всё клево, сколько у них машин и денег, хотя ничего у них на самом деле нет.

— Какой марки розовая телогрейка, которая на вас в клипе?

Марку я точно не знаю, но история ее такая. Мы в Якутске замораживаем на зиму машины. А летом отмораживаем обратно. Вот я весной размораживал машину у тети на даче. Ну, снег счищал. Приехал к тете в обычной одежде, городской, и, чтобы не пачкаться, попросил, что не жалко. И тетя вытащила мне розовую телогрейку. Она ее в 1993 году на китайском рынке купила. Это было тогда модно. Я сразу подумал, что прикольно было бы ее где-то использовать.

— У вас есть еще какие-то песни? О чем они?

Нет, это первый трек. И рэп в своей жизни я прежде никогда не читал.

— Вам Тимати еще не звонил? Вы готовы к тому, что он может обидеться?

Мне кажется, он человек с юмором, поймет.

— Кто ваш кумир в мире рэпа?

(долго думает) Наверное, L’One.

— Ваша жизнь как-то изменилась после клипа? Слышали отзывы от земляков?

Это по идее не для России делалось, для внутреннего пользования. Первыми среагировали, конечно, тролли. Хотя некоторые честно не понимают, в чем дело, потому что не знают ни о Тимати, ни о GQ. А еще мне с НТВ и «России 24» звонили, интервью брали.

— Вы сами читаете GQ?

Конечно! Я даже нашел у себя какой-то старый номер, чтобы для клипа вставить на обложку мое лицо.

— Что вы дальше собираетесь после такого успеха делать?

Как что, продолжать! Есть же еще много известных песен, которые я могу пропустить через свою призму.

 

Источник: GQ

27 августа 2014