Кате Мамонтовой при рождении поставили диагноз ДЦП. Сегодня история Екатерины удивляет и вдохновляет многих. Несмотря на болезнь, Катя много путешествует, изучает рисование, французскую литературу, увлекается переводом стихотворений и написанием пьес.

В мае этого года Катя бросила учебу в СВФУ и уехала во Флоренцию на курсы живописи в школе Леонардо да Винчи. Именно с этого начался наш разговор.

Почему ты бросила университет?

Потому что я поняла, что французская филология это совсем не то, чем я хочу заниматься. Быть переводчиком – это не то, чем хочу заниматься всю жизнь. Хотела найти что-то интереснее.

И ты нашла что-то поинтереснее?

Я уехала на курс рисования во Флоренцию на три месяца. Потом я хотела поехать дальше заграницу, но у меня что-то не получилось с визой, и я вернулась домой. Думаю, что я потом снова поеду.

DSCN0559

И ты поняла, что живопись – это твое?

Не то, чтобы я поняла, что это мое, просто мне было интересно освоить этот навык, потому что это действительно необычно, помогает по-другому посмотреть на вещи. Три месяца я жила абсолютно самостоятельно в Европе. И поняла, что могу это делать – одна, обходиться без помощи, к тому же жить активно, много чего успевать, и чувствовать себя очень комфортно. Поэтому эти три месяца были очень ценными для меня – даже не потому что я научилась рисовать, просто потому что я узнала себя с другой стороны.

Тебе было не страшно ехать одной? И обходиться без посторенней помощи?

Нет, абсолютно. У меня много опыта в этом плане. Я люблю путешествовать. В прошлом году я поехала  в Ирландию – это была первая моя самостоятельная поездка, потому что до этого я ездила только с родителями, а на этот раз с подругой. Мы жили три недели в Дублине, и я решила поехать на юг Ирландии. Я села на поезд и поехала. Я провела три дня в одном городке на юге. Это было здорово. Мне приходилось самостоятельно искать жилье, еще один день у меня не работала карточка, и мне пришлось обходиться один день без денег. Сначала было страшновато, но люди оказались очень отзывчивыми, и я спокойно себя чувствовала.

У меня в Якутске проблемы с ходьбой, невозможно ходить по улицам: зимой скользко, а летом – тротуары ужасные. А там такого нет.

Зимой я поехала в Македонию. Там мы провели месяц с подругой – дикарями. Мы многому научились, пока жили самостоятельно. В этом году я подумала, почему бы мне вообще одной не поехать. Смогу ли одна?

Родители волновались?

Конечно, они всегда были в курсе дел.

А тяжело тебя отпускали?

Нет, потому что у меня был хороший настрой. Хотя сначала, когда все только планировалось, они были против этого. Естественно! Это же ненормально – бросать учебу и уезжать куда-то, непонятно зачем. Но в конце концов они отступили, потому что я такой человек, если я решила, то я добьюсь того, чего хочу.

Я знаю, что ты пишешь стихотворения. Расскажи об этом.

Я не пишу, я перевожу. Еще в школе и после этого немного писала стихи, как все. Потом я поняла, что это не мое, и слава богу. А перевод это немного другое. Нужно погружение в материал, знание обоих языков. Важнее знать русский, потому что ты пишешь на русском. Я переводила сначала стихотворения только для себя, однажды у меня заказали перевод одного стихотворения, из этого особо ничего не вышло. Зато стихотворение, которое я переводила на заказ, выиграло в конкурсе. Это была объемная вещь – Песня о Робин Гуде, средневековая. Это сложно, потому что совсем другие слова и язык другой, нужно знать соответствующую лексику.

А пьесы?

Пьесы я писала в 2007 году и после, потому то у меня было свободное время и я решила попробовать себя в пьесах. Это интересный жанр, потому что нужно писать не просто сплошным текстом, а только диалоги, приходится все выражать диалогом – эмоции, мысли персонажей, я написала три пьесы, четвертую пишу уже много лет, не могу дописать. Мне интересна тематика, которая в России особо не интересна, мои пьесы об одном персонаже – это англиканский священник.

Проблема в том, что дома сидят не только люди с инвалидностью, но и простые люди, у которых на самом деле куча возможностей, которые они не используют

Мне было интересно мировоззрение религиозного человека, но при этом не такое, как в православной или католической церкви, а гораздо мягче. И у них общество помягче, чем в католическом. И мне интересно было показать, как меняются его взгляды на мир в связи с тем, что его первоначальная картина мира рушится. Персонаж засел в моей голове, и я пишу про него потихоньку роман, но на это нужно очень много свободного времени, и не думать ни о чем другом. Мой священник живет в деревне. В отличие от католических священников – он далек от интриг и заговоров.

DSCN0557

Ты говоришь, что написанию романа нужно уделять много времени. А чем ты занимаешься?

Сейчас я не учусь, не работаю, потому что еще не нашла работу. В свободное время я администрирую сообщество, перевожу интервью для паблика. Это сообщество посвящено актеру  с итальянскими корнями Питеру Капальди,  человеку, который много чем занимался за свою жизнь, был и певцом, и комиком, и рисовал, и все это делал хорошо. Я уважаю его, и он меня вдохновляет, потому что, глядя на него, я думаю, почему и я не могу делать то же самое, почему не могу сменить амплуа?Если у других людей получается, почему у меня может не получиться? В этом году этот актер сыграл в сериале «Доктор Кто». Это роль, о которой он мечтал всю жизнь.

В то время я не воспринимала то, что происходит со мной как что-то тяжелое. Для меня это было нормальным. Потому что это то, что у меня было.
А что нужно сделать детям, которые родились с такой болезнью, как у тебя, но не могут преодолеть «социальную преграду»? И существуют ли такие «социальные преграды»?

Я научилась ходить только в пять лет. Я в садик не ходила. Думала, что и в школу никогда не пойду, но пошла. И за это благодарна всем учителям, которые мне помогли в этом. Я стала хорошо учиться.

Конечно, существуют, но проблемы зачастую исходят от родителей, они сами боятся и не дают детям развиваться. Мои родители очень сильно меня любят и всегда поддерживали. Они вели себя нормально, и мне было нормально. Они не акцентировали на мне внимание.

Они помогли мне научиться ходить. Это много сил и много времени, мы очень много ездили по реабилитационным центрам, я видела, что они хотят мне помочь, и я сама старалась помочь себе.

Когда я пошла в школу, мне было несложно адаптироваться, потому что у меня была очень хорошая учительница, и она все те годы, что я училась на дому, рассказывала моим одноклассникам про меня, и они знали, что я такая есть. И потом маленьким детям без разницы, как ты ходишь, это только потом они понимают. Поэтому я нормально влилась в коллектив, и у меня не было проблем в школе.

Бросить университет – это смелый поступок. Почему ты решилась на это?

У меня вся жизнь такая. Изначально я более ограничена в возможностях в отличие от других людей, поэтому я всегда думаю «А что я еще могу?». Поэтому я делаю странные вещи, которые никто больше не делает (смеется). Все время я что-то делаю на слабо. А слабо уехать в Италию?

Ну и первые годы в университете были действительно интересны. А потом происходит какая-то стагнация, и на четвертом курсе не было ничего нового. И я подумала, а что если я не буду заниматься этим в жизни – переводом с французского, тем более, если у меня не так хорошо получается. И требование общества — что нужно иметь высшее образование – тоже мне не нравится.

Но я все равно человек, у которого всегда есть запасной план. Я в любое время могу вернуться и закончить оставшийся год. В течение пяти лет я еще могу это сделать, так что времени у меня еще много.

Путешествие по Ирландии

Путешествие по Ирландии

 А у тебя есть братья или сестры?

Да, младший брат, он учится на пятом курсе. Мы совершенно разные и в этом наша сила. Мы очень любим друг друга, хотя не похожи. Он серьезный, он не будет делать такие вещи, которые могу позволить себе я. Он собранный.

А что за университет – МГСГИ, в котором ты училась до СВФУ?

Это Московский государственный социально-гуманитарный институт. Это институт для людей с проблемами опорно-двигательного аппарата. То есть там в основном учатся люди с инвалидностью, но программа там интересная. Хотя тяжело находится чисто психологически. Если ты хочешь чувствовать себя нормальным, то нужно жить именно в таком окружении. Когда я поступала туда после школы, там было только около пяти специальностей: редактор, юрист, переводчик и т.д. В школе я никогда не мечтала быть переводчиком. В школе мне нравились география, история. Когда я поступила на перевод – у меня был английский и немецкий, а знания английского после школы были не сильными.

И что ты собираешься делать сейчас?

Я недавно только приехала из Флоренции. Поэтому сначала акклиматизируюсь, потом начну искать работу. Пока я ничего не делаю. Сейчас я в каком-то творческом поиске, но планы у меня грандиозные. Буду продолжать рисовать, может, буду заниматься репетиторством. Навыков у меня много, но только все они странные, и никому не нужные (смеется).

В одно время я думала работать переводчиком стихов, думала, раз это такая сложная работа, значит и деньги будут платить. Но все оказалось совсем не так. Это особо никому не нужно, потому что стихи никто не читает, да и платят не так много.

Я мечтаю объездить весь мир. Я хочу открывать каждый день что-то для себя.

Проблема в том, что дома сидят не только люди с инвалидностью, но и простые люди, у которых на самом деле куча возможностей, которые они не используют. В основном – это проблема не их самих, а возможно, в семьях. Нам с самого детства внушают «Будь скромнее!», «Не надо этого хотеть!», «Не надо этого делать!». В детском саду все строго и регламентировано. Я в садик не ходила, читала, сколько хотела, делала тоже, что хотела. В восемь лет я пошла в общеобразовательную школу, а до этого училась на дому. У меня привычка появилась жить самостоятельно. Делать что я хочу и добиваться того, что я хочу. И я до сих пор помню, как я училась ходить. Этого никто не помнит! Это такая радость, когда у тебя что-то получается, когда делаешь шаги. Это было незабываемо! Это было счастье!

А ты удивилась, когда я позвонила тебе и пригласила на интервью?

Удивилась, но я, конечно, надеялась на это.

Как ты думаешь, ты сможешь стать примером для подражания?

Мне кажется, что да. В интернете я веду блог. И люди вдохновляются этим. Когда я уехала во Флоренцию, подписчики были этим удивлены, и они думают: а почему мы этого не делаем?

18 декабря 2014