Кирилл Алексеев

Генеральный директор Республиканского информационно-издательского холдинга «Сахамедиа»


Я закончил филологический факультет ЯГУ, по диплому — преподаватель русского языка. И хотя ни дня не проработал в школе, базовые знания предопределили выбор профессии. Будучи студентом 5 курса, пошел в журналистику. В 1994 году мы с друзьями организовали газету «Маркет Пресс», просуществовавшую год. После фактически этим же небольшим коллективом создали общественно-политическую газету «Наше Время». В следующем году изданию исполнится 20 лет. В «Наше Время» я прошел путь от корректора до директора издательского дома. В 2012-м Указом Главы Республики был назначен руководителем создаваемого государственного холдинга «СахаМедиа», куда вошли издания «Саха Сирэ», «Якутия» и информационное агентство «ЯСИА». Так что вся моя сознательная жизнь связана с журналистикой.

Старшая дочь, кстати, тоже пошла по моим стопам – сейчас она учится на первом курсе магистратуры Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ.

IMG_5625

— Существуют ли независимые СМИ? Ведь любое СМИ, так или иначе, зависит от учредителя.

У любого издания есть собственник — у государственных СМИ это государство, у частных это частные структуры или физические лица. Сейчас, когда говорят о независимых изданиях, имеют в виду в первую очередь независимость от государства.

В российских реалиях миссия государственных и частных СМИ различается. Государственные издания должны служить проводником инициатив и идей государства, связным, мостом между государством и обществом.

Частные же СМИ — это больше бизнес, основанный на продаже информации. У нас аудитория, прежде всего, хочет криминала, коррупции, происшествий, душещипательных историй — эта информация хорошо продается. Даже ведущие издания вынуждены «желтеть», они идут на поводу у публики, чтобы поддерживать падающие тиражи. Публика, можно сказать, сама формирует лицо частных изданий.

— Есть такое мнение, что российский читатель невежественен и необразован. У него нет желания вдаваться в подробности законов, нормативных актов. Так ли это?

Это не так. Другой вопрос, люди часто не очень понимают, для чего нужна та или иная инициатива государства. И в этом случае частные издания не будут заниматься вдумчивым разъяснением особенностей того или иного нормативного акта, они, скорее, найдут слабое место в законе и в это место будут «долбить». И сложится такое впечатление, что закон в целом — плохая и неэффективная инициатива. Миссия государственных СМИ – как раз и объяснить читателю, в чем суть происходящего. Что это даст конкретному человеку в конкретном населенном пункте. Лучше ли станет жить на селе в Год села?! Причем объяснять это нужно не скучным, казенным, или как его еще называют «паркетным» языком, который только отталкивает аудиторию.

— Справляетесь ли вы со своей миссией?

Стараемся. За два года мы ушли от сложных для восприятия «кирпичей» текста в сторону относительно небольших материалов. Последние десятилетия государственные издания разговаривали с читателем языком чиновника. Пока медиа-рынок Якутии был небольшим, это проходило, у людей не было выбора. С появлением альтернативных изданий, интернета, государственные издания стали терять свои позиции.

С развитием интернет-СМИ как инструмента доставки новостей утратила свою эффективность ежедневная газета. Со следующего года принято решение отказаться от ежедневных выпусков наших газет.

Аудитория, прежде всего, хочет криминала, коррупции, происшествий, душещипательных историй — эта информация хорошо продается. 
— Не считаете ли Вы, что печатные СМИ ждет печальная участь, и они уже перестают быть актуальными?

Конечно, количество печатных изданий будет неизбежно сокращаться. Но исчезнут ли они вовсе? Сложный вопрос. Газета останется читаемой, если в ней будет качественная аналитика, хорошие интервью. Последние европейские медиаисследования показывают, что человек начал уставать от гаджетов; в Европе приостановилось падение тиражей газет. Так что, думаю, газеты рано отправлять на покой.

Сейчас есть электронные книги, но люди все равно продолжают покупать печатные. Я лично узнаю новости в интернете; на свой сайт ЯСИА захожу до 10 раз в сутки. Аналитику же и интервью предпочитаю газетные. А книжки я воспринимаю только обычные, «бумажные».

— И какие книги Вы читаете?

То, что мне самому кажется актуальным. Недавно прочитал романы Мишеля Уэльбека «Платформа» и «Возможность острова», возможно, одного из самых спорных современных авторов. Люблю русскую поэзию: Пастернака, Хлебникова, Бродского.  Раньше я думал: «Вот после университета, когда у меня будет свободное время, я перечитаю «Войну и мир», «Братьев Карамазовых», много чего другого. К сожалению, до сих пор времени не нашлось»…

Иногда, конечно, хочется отдохнуть от бесконечного потока информации и почитать художественную литературу. Язык современных СМИ оставляет желать лучшего. У нас не так много авторов, читая которых, чувствуешь и понимаешь, что эти люди умеют правильно изъясняться и грамотно складывать слова в словосочетания.

Современный язык упрощается еще и под давлением интернета, соцсетей. Журналист считает, что ему нужно как можно более просто излагать свои мысли, иначе его читать никто не будет.

— Кто больше влияет на читателя — государственные или частные СМИ?

У каждого свой степень и уровень влияния. Якутской читательской аудитории повезло, потому что у нее есть возможность составить свое мнение ситуации, взглянув на нее со всех сторон. У читателя есть выбор: ты можешь почитать «Якутию», «Саха Сирэ», «Якутск Вечерний», «Наше время» и сформировать свою картину происходящего.

— Бывает ли объективная журналистика? Так или иначе, каждый автор пропускает через себя материал.

Если журналист не дает в своем материале ответы на вопросы: «что произошло?», «где?» «когда?», «почему?», ему сложно приблизиться к искомой объективности. При этом собственное мнение может выглядеть как мнение поверхностное и не вполне компетентное. Этим, к сожалению, грешит якутская журналистика. Я не доверяю журналистам, которые навязывают свое мнение, еще и делая это от первого лица. Лучше отталкиваться от фактов, цифр, сути предмета. Столкните в своем материале два оппонирующих мнения и добавьте мнение третьего эксперта – вот что будет правильно, и предоставьте читателю самому сделать определенный вывод.

Что касается «пропускать материалы через себя» — это немного другое. Я советую своим журналистам и редакторам, чтобы они возвращали в газеты авторское мнение, популярные в свое время «колонки», этакие газетные блоги. Это и есть «субъективная» журналистика, журналистика «от первого лица».

С развитием интернет-СМИ ежедневная газета утратила свою эффективность.
— Наш город маленький, и все освещают одни и те же события. Многие просто копируют материалы из другого ресурса со ссылкой или без ссылки на первоисточник. Нужно ли с этим бороться?

Это характерная для интернета проблема – так называемый копипаст. В Якутии есть интернет-ресурсы, где работает  3 — 4 человека. Как правило, это люди, которые в свое время по разным причинам ушли из редакций традиционных СМИ и воспользовались тем, что сейчас достаточно просто сделать интернет-сайт, его даже не регистрируют как СМИ. То есть можно говорить о существенной степени маргинальности таких площадок. Больше половины контента эти ресурсы берут из других источников. Потому что на свой собственный элементарно рук не хватает.

Как с этим бороться? Конечно, должны быть определенные, устраивающие всех правила публикаций материалов и ссылок на другие источники. Думаю, наша отрасль в состоянии самоорганизоваться и выработать эти правила.

К слову сказать, наш сайт ЯСИА.ru работает в нише B2B, то есть в том числе выполняет функцию «сайта для сайтов», являясь поставщиком событий. И все знают, что это релевантная информация, которой можно доверять и на основе которой можно делать свои новости. В этой ситуации для нас в одинаковой степени актуальной является и скорость подачи той или иной новости, и ее качество. Но чем хорош интернет? К любой информации можно вернуться в любой момент времени: уточнить, дополнить, развернуть; превратить новость в сюжет, а сюжет – в историю.

26 ноября 2014