30 мая в рамках фестиваля «Неделя моды» в Якутск прибыла известный общественный деятель, президент благотворительного фонда «Русский Силуэт» — Татьяна  Михалкова.

AgdJVqN6Zjo

Я счастлива быть в Якутии. За годы работы «Русского Силуэта» нас с Якутией связывает крепкая дружба. Наш благотворительный фонд существует 15 лет: фонд проводит конкурс молодых дизайнеров с Владивостока до Прибалтики, это 32 полуфинала, 150 городов России, 205 учебных заведений. Мы смотрим ежегодно около 2тыс. дизайнеров. В этом году финал конкурса состоится  27 сентября в Гостином Дворе, мы всегда выбираем лучшие площадки. К нам приедут около 100 победителей со всех уголков России.

Многие  события связывают «Русский Силуэт» с Якутией. Я вспоминаю, как появился на конкурсе 16-летний Петр Яковлев. Он 4 раза приезжал на «Русский силуэт». Петр выиграл тогда стажировку во Франции и ездил к Клоду Бонуччи и там участвовал в конкурсе у Диора. Там конкурс проходит немного иначе: в первый день — эскизы, во второй день можно представить то, что ты сделал сейчас своими руками. И  он занял второе место! Вы представляете, это очень престижно. Потом я была у него на показах уже на неделе прет-а-порте Ушинского. И там также была представлена потрясающая коллекция!  Отрадно видеть, что из молодых переходят в профессионалы.

Я счастлива быть в Якутии. За годы работы «Русского Силуэта» нас с Якутией связывает крепкая дружба.

У меня  с Якутией связаны прекрасные воспоминания. Я была здесь лет 10 назад, тогда еще мы все были моложе. У вас есть прекрасный модельер Августина Филиппова.  Мы каждый год высылали наших молодых профессионалов на участие в «Днях русской культуры в Каннах» во Франции.  В Каннах с коллекцией Августины Филипповой случилось ЧП: пропал багаж. В общем, всю коллекцию искали командой, потому что она думала, что кто-то должен привезти, организовать, произошла нестыковка. Конечно, все переволновались, но все компенсировалось тем, что ее показ больше всех понравился французам, потому что она основывалась на якутских национальных традициях, были использованы необычайные материалы: бисер, перья, конский хвост, летящие ткани. Французы любят это. Был потрясающий успех! Я очень горда, что она также представляла свою уже следующую коллекцию «Земля. Огонь . Воздух» в Кремле. Это было огромное событие  в мире моды! Там были и показы ведущих  итальянских, французских дизайнеров, таких как Versace, Laura Biagiotti – непростой зал, а Августина Филиппова  представила монументальные вещи! Как мне сказали, теперь  коллекция находится в ее дизайнерском музее.

Я счастлива, что Петр Яковлев организовал фестиваль  в Якутии. Я счастлива, когда вижу тех, кто вырос из «Русского силуэта», которым мы когда-то  помогали,  они стали уже профессионалами своего дела.  У нас когда-то Терехов участвовал, Ахмадуллина, Донис Купес, Власов, который получил Гран-при и стажировался во Франции – у него теперь тоже фестивали в Ярославле. Если сейчас свести вместе  тех дизайнеров, которые продолжают свое дело, то можно с уверенностью сказать, что все-таки «Русский Силуэт» очень  помог  многим молодым ребятам. Мы говорим — здесь нет проигравших, мы даем шанс, чтобы тебя заметили, увидели, мы все для этого делаем!

— Мы знаем, что вы в свое время учились в английской школе. Изучали языки. Вы даже работали как преподаватель. Переводили детские книжки. А вы своим внукам читаете?

Да, у меня 6 внуков. Я стараюсь не пропустить вот этот период. Они очень забавные, им с 16-ти лет до годика. Они сейчас только познают мир, и так интересно наблюдать за тем, как они делают первые шаги, первые слова. И выбирать, какие книжки им читать. Интересно ощущать, как жизнь повторяется сначала, это дорогого стоит. Я всегда очень уважительно относилась к женщинам-матерям, которые могут даже не добиться каких-то успехов в бизнесе, карьере, но если ты уже вырастил ребенка, это уже почетно. Держишь дом, держишь семью – очень уважаю этих женщин!  Когда есть семья, то человек отказывается от некоторых вещей. В свое время я ушла из Общесоюзного дома моделей, где работали ведущие дизайнеры, ведущие специалисты, единственный дом, который выезжал заграницу, дом, куда приезжали жены первых лиц государства. И нам всегда было очень почетно представлять нашу страну: мы выезжали за рубеж, хотя был «железный занавес». Но пришлось этот мир оставить, потому что были маленькие дети, хотелось иметь дом, крепкую семью.  Со временем я брала работу на дом: переводы сказок, преподавала в Строгановском институте. Потом я поняла, что можно реализоваться – дети  выросли. Сейчас такие времена, что кто-то помогает открывать свое дело: папа или муж, или кто-то еще. «Русский силуэт» мы делали своими руками: реализовали свои идеи, находили сами средства, чтобы все это организовать. Поэтому  в этом  плане главное быть самодостаточным, если ты можешь организовать территорию своей семьи, то у тебя получится реализоваться и в обществе, будь это бизнес или карьерная лестница.

 — Одним из самых узнаваемых элементов вашего стиля являются необычные головные уборы. Почему вы выбрали именно банты как составной элемент своего публичного стиля?

Это восходит еще в те времена, когда я работала в Общесоюзном доме моделей. Представляете, сейчас все модные журналы как Vogue, Elle, Bazaar лежат в каждом киоске. А тогда были только в нескольких библиотеках. И в свободное время модели приходили, чтобы посмотреть эти журналы. У меня всегда вызывала восторг Шанель! Потому что это женщина сделала себя сама:  у нее не было ни богатства, ни знатного происхождения. Она сумела своей энергетикой, своей деятельностью стать ведущей женщиной в области моды. Помните, у нее всегда были прекрасные бантики? Я была влюблена в ее фотографии. В России женские головные уборы являются оберегом, своего рода обруч. Он оберегает от негативного влияния, от сглаза. На голове женщины всегда должен быть головной убор: платок или обруч. Так что этот аксессуар у меня из тех еще времен молодости. Слава Зайцев в своем интервью сказал, что «она столько сделала для молодых  дизайнеров, что уже может позволить  себе носить интересные аксессуары. После каждого конкурса мы делаем фильмы. Их вы можете найти в YouTube, на нашем сайте. Теперь мы тоже осваиваем интернет, потому что раньше мы сотрудничали с крупными телеканалами как Первый канал, Второй канал, Культура. С МузТВ у нас был опыт, когда на показе молодых коллекций выступали ведущие певцы. Мы проводили также проект  «Ты – супермодель»: выбирали лучшую модель и отправляли ее в Париж работать. Ведущим был Федор Бондарчук, а я возглавляла жюри. Когда выстраивались 50 моделей, я могла сразу без комичных сериалов сказать, кто победит и кто нужен. Поэтому часто бывали даже конфликты, потому что каналу нужно, чтобы была яркая модель, а я говорила, мол, нет, вот эта девочка, которая  в углу с книжкой, будет востребована. Так и оказалось.

В «Русском силуэте» есть и другие проекты. Например, скоро будет проходить московский кинофестиваль. Там мы покажем Анастасию Задорину, которая тоже выросла из «Русского Силуэта», сейчас у нее свой модный дом. Поэтому у нас много работы!

— Победитель финала «Русского силуэта» получает возможность пройти стажировку. Вы уже определили место стажировки? И при каких условиях будет проходить стажировка?

Главный приз — это обучение в Италии (34 тысячи евро в год за обучение).  Одно из условий — это знание языка. Казалось бы: где знание языка, а где знание дизайна? Оказалось, что последняя наша победительница Шурыкина уже два года учит английский язык и никак не может его сдать. Потому что все обучение идет на английском. Как можно приехать и проходить курс обучения, когда ты ничего не понимаешь? У нас были такие случаи, когда выигрывали стажировку в Германии. Приезжали, и им нужно было брать переводчика на время этой стажировки. Не понимали, объяснялись на пальцах. Сейчас такое время, что с детства стараются учить языки. У нас также всегда стажировки от Bosco, от ведущих итальянских и французских домов: Maх Mara, Kenzo. Многих наших дизайнеров просят остаться и продолжать обучение. Шадрина, дизайнера из Питера, тоже просили остаться. Он невероятно красиво работает с мехом.

Помню, 10 лет назад, когда я впервые прилетела в Якутск, первое, на что я обратила внимание —  это женщины, красиво укутанные в меха!

Помню, 10 лет назад, когда я впервые прилетела в Якутск, первое, на что я обратила внимание —  это женщины, красиво укутанные в меха! Меня поразило, что все ходят в поразительных мехах: натуральный мех, длинные шубы, потому что холодно. На западе есть веяние «Борьба зеленых», мол, нужен искусственный мех. За бешеные деньги продавали одежду с искусственным мехом. Когда Никита Сергеевич снимал фильм «Сибирский цирюльник», главная героиня Джулия Ормунд отказывалась играть в шубе из натурального меха, потому что она тоже участвовала в «Борьбе зеленых», но в таком случае надо все последовательно делать: не носить кожаную обувь, не носить сумки из кожи. Мы тоже боялись, когда вывозили коллекцию из города Вятки в Лондон на Трафальгарскую площадь. Пришлось вывернуть изделия кожей наружу, мехом вовнутрь, потому что в Европе могут испортить краской всю коллекцию. Им неважно, сколько она стоит. И когда я была в Якутии, я обратила внимание, с каким уважением люди относятся к меху. Это действительно традиции! В России не объяснишь, почему нужно одевать искусственную курточку за бешеные деньги, когда мороз. Россия всегда славилась мехами.

Меня огорчает, что дизайнеры отдельно и производство отдельно: в основном существуют только дома моды. Также исчезли ПТУ, которые работали с мехом – скорняки, эта профессия исчезает! Надо бить в колокола. Нужны швеи-мотористки, конструкторы, вышивальщицы, которые умеют работать с мехом. Вот эти профессии нужны, они должны быть востребованы! Говорят, все достается дизайнерам, которые после показа на 5 минут выходят на сцену. Нет, конечно,  это коллективный труд многих людей. Поэтому теперь, когда мы живем в непростое время, мировой кризис, санкции против России, наше правительство обратило внимание на развитие отечественной промышленности и индустрии. Благо, что в России очень большое количество дизайнеров. Каждый год через нас проходит около 2 тысяч. Было бы неплохо, если бы они пошли в промышленность, создавали нашу доступную народную марку. Это главная проблема сейчас.

— В прошлом времени был «железный занавес», который запрещал создавать фривольные коллекции. А сейчас есть богатые дети, которые не умеют даже рисовать и шить, но преуспевают. Как вы  считаете, в какое время дизайнерам легче?

Разные были времена. Сейчас могут ругать советское время, мол, был «железный занавес». Дизайнерам было сложно, потому что существовали ГОСТы: если ты отклоняешься в миллиметр  на выточку, то ты уже изменил государству. Существовали две коллекции: одна на страну, другая за рубеж. Но было наше производство. Цель — поднять наше советское производство, обуть-одеть страну. Может, это было не модно, над этим много смеялись, но на выполнение было сто предприятий. Но сейчас другие времена, ты можешь открыть свое производство, ты можешь заниматься дизайном, делать все, что ты хочешь. Это главная проблема. На первом конкурсе у нас был приз пойти на производство, а победитель подумал, что это оскорбление. Он мыслил, что он будет в Италии, во Франции: ну поехали они, ну посмотрели как там, но там состояться очень сложно, поэтому многие возвращаются – они не хотят быть безымянными. У дизайнеров бывает около 60-ти помощников, и каждый ведет свою линию. У нас многие отказывались от приглашений, возвращались в Россию, с желанием открыть свое производство. Сейчас главная задача у нас: взять лучшее из прошлого и соединить с лучшим настоящим. Использовать свободу малого бизнеса или крупного производства.  Конечно, нужно одеваться от своих дизайнеров, гордиться своими фестивалями, а не Каннскими. Любить то, что есть в твоей стране. Способствовать продвижению нашего производителя. Помогать нашим дизайнерам.

— Какие модные вещи из прошлого вы бы хотели вернуть в настоящее время?

Сейчас такое время, что есть все и нет ограничений. Уважительно относятся к прет-а-порте и кутюр. С того времени можно взять производство, которое работало, ту мощь. В 90-х начали строить новое государство, но решили все по-другому делать. Хотя были прекрасные директоры, которые умели шить. Были свои потрясающие ткани, качественные шелка, натуральный мех, шерсть. Но было время синтетики и все сходили с ума, чтобы купить какую-то синтетическую кофту, это считалось самым счастливым на этот момент. Понимаете? И мы забросили наше производство, сейчас возрождается лен, наш исконный материал из Вологды. Эта ткань спасала нас  в войну, целебная ткань. Из льна делается приятное постельное белье, скатерти. Наши коллекции из льна очень уважали во Франции. Сейчас этот вид ткани у нас недооценен.Эти лучшие ткани взять из того времени и свободу творения настоящего. Хотелось бы стабильности, ведь многим европейским домам мод больше ста лет, у нас в стране бывают потрясения. Нужно изучать менеджмент.

— У вас трое успешно самореализуюшихся детей, прекрасные внуки, любимая работа и более 40 лет счастливого брака с Никитой Сергеевичем. Какова формула успеха Татьяны Михалковой?

Мне кажется, что я все та же девочка с косичками. Сейчас я не знаю ответы на многие вопросы. Я многого также не понимаю. Но я стараюсь искренне и честно делать свое дело. Любить и заботиться о семье, о близких. Я серьезно всегда относилась к образованию.  Выбирала для детей лучшие школы. Я читаю, что образование — это поплавок, который держит жизнь. Самое главное — это любить! Любить то, что ты делаешь, любить своих близких, родных и свою Родину! Дарить, отдавать себя, ничего не требуя взамен. Не разбираясь в мелочах. Созидать и жить в любви, вере и надежде.

В конкурсе «Русского Силуэта» нет побежденных. Жизнь – это бег на длинную дистанцию, поэтому рано говорить, что этот — состоялся, поедет в Москву, остальные проиграли. Нет, жизнь проставит свои акценты: у кого есть сила духа, характер, умение вопреки всему преодолевать сложности, идти до конца. Только тогда можно подводить итоги. Сейчас они молоды, все у них впереди!

Текст и фото: Айталыыны Алаас.

2 июня 2015