Сама артистка в каждом своем выступлении преображается, чтобы сделать свою музыку по-настоящему живой.

Я давно мечтала познакомиться с Юлианой, но как-то все не удавалось встретиться. То она в отъезде, то не получается у меня. В конце концов, я подумала, видимо, не судьба, и перестала названивать ей. Однажды она позвонила сама, а я как раз собиралась на обед, и мы хором сказали: «А давай встретимся в Онегине».

Так мы и встретились. Она пришла, как всегда, очень стильно одетая и энергичная. Мы сели за столик, и я скромно начала наше интервью со слов: «Расскажи для начала немного о себе»…

407A9883

— Расскажи немного о себе.

Я родилась в Сунтарском улусе в селе Эльгяй. Моя мама — учительница якутского языка и литературы. Помимо основной работы, мама вела кружки по пению, танцу, а также журналистику и драмкружок. Изначально у меня была тяга к музыке, так как я с ней росла. С детского садика  ходила, как балерина, на носочках. Тогда мама мечтала, что я стану балериной. Каждый год на 1 мая я входила в роль голубя и танцевала свой фирменный танец. Я  также очень любила петь, особенно тойук, посещала кружок, где преподавала мама. Все сверстники говорили: «Фу, зачем ты, как старушка, поешь тойук?». В то время молодежь воспринимала это так. Несмотря на это у меня с самого детства была тяга к национальной культуре.

Я любила слушать пластинки на старом граммофоне, у нас дома их было много, особенно я любила слушать песни народной артистки Екатерины Захаровой. Слушала и училась петь. Тогда я сказала своей маме, что хочу научиться петь. Она отвела меня к Ксении Егоровой, которая была участницей известного ансамбля Сергея Афанасьевича Зверева (Кыыл уола). Потом за меня взялся заслуженный учитель Саха АСССР и РСФСР, учитель учителей, учитель новатор, методист Егор Михайлович Николаев. Таким образом, я начала приобщаться к музыке. В 1-ом классе мама отдала меня в танцевальный ансамбль к Августине Клакиновой, где я училась танцевать. В общем, где я себя только не искала! Все это время я продолжала и петь, и танцевать, а когда стала взрослее, мне захотелось стать дизайнером якутской одежды. В газете «Кэскил» периодически выходили эскизы моих моделей. Я уже думала, что стану модельером, ведь я себе постоянно шила новые платья, юбки и даже плащи. Но, все же по воле судьбы после окончания школы я приехала в Якутск и поступила на фольклорное отделение Колледжа культуры и искусства.

— Когда ты начала выступать на сцене?

Я все время хотела петь. Но студентов отделения фольклора не подпускали к эстрадной сцене. Спустя некоторое время я перевелась в Музыкальный колледж, где познакомилась с Альбиной Дегтяревой. Именно она научила меня искусству хомуса. С тех пор мы выступали вместе сначала в группе «Кылысах», а уже потом переименовались в «Айархаан». Пять лет я состояла солисткой в этно-группе «Айархаан». В ее составе объездила много стран, где мы становились обладателями гран-при, лауреатами, хедлайнерами фестивалей живой этнической музыки. Побывали во множестве городов и стран: Москве, Красноярске, Хабаровске, Абакане, Кызыле, Санкт-Петербурге, Республике Казахстан, Японии, Китае, Корее, Польше, Австрии, Голландии, Норвегии, Англии. В это же время я стала артисткой Театра эстрады и начала петь сольно. Было очень сложно перевоплощаться. Так получалось, что на одном и том же концерте мне приходилось выступать с хомусом вместе с «Айархаан» и тут же переодеваться, менять образ, настраиваться и выходить петь сольно. Все свое время я отдавала только «Айархаан», а спустя какое-то время, поняла, что хочу выступать сольно.

— Как ты создаешь музыку? Откуда появляется мотив?

Мелодии, мотивы приходят в разное время и в разных местах. Например, в самолете, по дороге во время гастролей. Но, на природе душа больше хочет петь и мелодии сами приходят. Все зависит от настроения.

— Интересный случай произошел со мной два года назад, когда я путешествовала по Азии. В одном небольшом городе Копанган, в Камбодже, я познакомилась с иностранцем. Он, когда узнал, откуда я, сказал, что уже знаком с Якутией, потому что был на твоем концерте, который произвел на него неизгладимое впечатление, он после этого  даже захотел побывать в Якутии.

Как приятно, да, я действительно там была. Мой клип закинули на You-Tube, с тех пор он уже 4 года крутится в сети. После него меня приглашают выступить в разных уголках мира – это всё заслуга клипа. На таких выступлениях уже знакомишься с людьми и получаешь еще больше приглашений. Но, больше всего мне нравится ездить на гастроли по Средней Азии. Наверное, тянет генетическая память. Ведь издревле мы Тюркский народ во времена Турана жили вместе. Схожесть языка, традиционной культуры, быта всё это меня очень сильно вдохновляет и тянет к нашим братским народам.

— Кстати, ты ведь только недавно прилетела. Судя по твоей странице в Фэйсбуке, ты посетила много разных городов.  

Об этом можно рассказывать очень долго. Меня в Якутске не было практически все лето. Сразу же после Ысыаха я уехала на гастроли. Одним из первых городов я посетила город Шеки для участия в уникальном фестивале «Шелковый путь». Шеки – это один из самых древних городов Азербайджана, его по праву называют архитектурным заповедником республики. Он расположен на живописных южных склонах Большого Кавказского хребта на фоне снежных вершин. Неповторимость фестиваля «Шелковый путь» в Шеки заключается в том, что концерты и спектакли проводятся под открытым небом, на фоне исторических достопримечательностей, которыми богат древний и прекрасный уголок Азербайджана. На фестивале были показаны театрализованные представления национального традиционного искусства, на которых были представлены танцы, вокал, игра на национальных инструментах, хоровая музыка, а также экзотические национальные костюмы и древние обряды. Это было самое настоящее шоу под открытым небом.  Я представляла дизайнера и артиста из Якутии в одном лице. Представила на показе коллекцию Амгалены Барашковой и своей родной младшей сестры Анжелики Кириллиной. Побывала даже моделью у разных дизайнеров. Было потрясающе! Также съездила в Киргизию. Ездила в город Токтогул, который назван в честь Великого Акына, классика кыргызской литературы Токтогула Сатылганова. В честь его 150-летия устроили грандиозный концерт. Я познакомилась с очень талантливыми исполнителями. Потом поехала в город Кербен, приняла участие в этническом фестивале. Дорога была длинной, ехали целые сутки. За это время выпал снег, потом дождь. Там очень красивая природа, как и сам город Кербен, который был основан около века тому назад, причем название города намного старше и происходит от слова «караван». Считается, что когда-то в этой местности располагался караван-сарай. Потом полетела в Астану, где в рамках дня города состоялся Фестиваль тюркских народов. Потом выступала в Дагестане, в Каспийске, на Дне республики. Съездила в Венгрию на фестиваль «Курултай» в Бугасе. Отдохнула в Будапеште. Можно ещё долго перечислять города, которые я посетила. Все эти яркие фестивали с переплетением своеобразных культурных традиций дают мне массу открытий и много новых знакомств. Но самое главное событие  — я записываю новый альбом в Алматы.

Процесс записи нового альбома

Процесс записи альбома

— Ого, новый альбом? Надо было с этого начинать! Расскажи подробнее о нем. Почему в Алматы?

Сейчас я собираюсь выпустить новый альбом — надеюсь, все получится до Нового года. В новый альбом войдут песни на стихи якутских писателей и отрывки из Олонхо. Также будут совершенно новые современные звуки якутского хомуса с электронной музыкой. Это будет совместный проект с электронной группой «Хапанасаса» из Алматы. Также в альбоме вы услышите голос мастера горлового пения и игре на различных национальных инструментах народа Тувы, Радика Тюлюш. Он экс солист знаменитой этно рок группы «Ятха». Сейчас один из солистов не менее знаменитой этно группы «Хун-Хур-Туу». Мне показалось интересным то, чем занимаются ребята: это не клубная попса, скорее, «эмбиент» — атмосферное звучание, которое хорошо сочетается с хомусом, с мелодиями народных якутских песен. С помощью хомуса можно передать гораздо больше эмоций. Его звук намного богаче и ярче, чем у других похожих инструментов. Создавать что-то современное очень интересно. Использование хомуса в такой легкой, ненавязчивой манере доносит до молодежи звучание нашего народного инструмента. После записи альбома я планирую провести в Якутске презентацию.  Пока не буду раскрывать все карты, но планы грандиозные!

— Ты не устаешь от постоянных поездок?

Мне самой очень нравятся эти поездки, а потом и вовсе привыкаешь к этому и не можешь долго находиться на одном месте. Я уже давно поставила себе такую цель и сама выбрала этот путь. С каждой новой поездкой я открываю для себя что-то новое. Во время игры на хомусе я передаю звуки родной природы, тем самым даря кусочек Якутии. Многие после знакомства со звуками хомуса хотят приехать к нам, в Якутию, увидеть нашу природу воочию.

x_ceec862c

— А может и не только природа, но и красота якутской девушки привлекает? 

(смеется) Возможно, и так. Когда мне делают комплименты, я обычно говорю, что девушки Саха самые красивые в мире, а я обычная. Это ведь действительно так! Даже когда просто гуляешь по Якутску, глаза радуются от красоты якутских женщин. Я всегда с восхищением везде рассказываю об этом, где бы я ни была. Всех зову в Якутию, чтобы они воочию увидели эту красоту своими глазами. Якутские женщины еще в далеком прошлом любили наряжаться, об этом нам рассказывают исторические фотографии. А украшения наших якутских мастеров – они ведь неописуемо красивы!

— Обычно говорят, что в Якутии очень гостеприимный народ. А в других городах как?

В других городах люди тоже весьма гостеприимные. Все тюркские народы похожи друг на друга. Я часто езжу на Алтай. Там у меня возникает чувство, будто я на своей родине: язык похож, люди похожи. Меня всегда встречают как родную, некоторые зрители приезжают специально на мой концерт даже из соседних городов. Куда не приду, в честь меня, как гостя, режут барана. В последний раз, когда уезжала с Алтая, ко мне приехали местные жители с бараном. Сказали, что бы я его с собой забрала. Так я приехала домой с тушей барана, который весил 25 килограмм!

— У тебя потрясающие костюмы – завораживающие! Часто на концертах я жду только твоего выхода, чтобы поскорее увидеть, в каком наряде ты появишься на сцене.

Честно говоря, многие модельеры шили для меня костюмы, но в основном это работы Амгалены Барашковой. Я с большим трепетом отношусь к выбору костюма и никогда не стала бы выступать в обычной одежде, и именно Амгалена знает, что мне нужно. Ее костюмы словно придают мне силу. Как я уже отмечала, в детстве я мечтала сама стать модельером. Я всегда интересно одевалась, часто перешивала мамину одежду. Но все-таки этот талант в большей степени достался моей сестре. Поэтому, конечно же, у меня ещё есть наряды от нее — Анжелики Кириллиной. Я всегда получаю культурный шок, когда она создает свои новые коллекции. Многие мои костюмы находятся в Москве, так как они очень объемные и возить их постоянно с собой обходится мне в копеечку – с ними у меня постоянно перевес.

— Мне кажется, ты предстаешь в образе женщины-загадки, а как ты сама охарактеризуешь себя?

Обычно, когда люди видят меня в первый раз, у них складывается впечатление, что я высокомерная, поэтому со мной мало кто знакомится. Но когда я сама начинаю общаться, спустя какое-то время, люди признаются, что на деле я очень простая. Говорят, что у меня строгий взгляд. На самом деле я очень простая, обычная девушка, правда, родилась со строгим взглядом (смеется).

— Наверное, каждая девушка мечтает, что бы за её спиной был мужчина, который мог бы поддержать и защитить.

(вздыхает) И я об этом мечтаю. До сегодняшнего дня, к сожалению, я не встретила такого человека, который мог бы понять меня и принять такой, какая есть. Я была замужем за отцом своей дочери, но не каждый мужчина может выдержать мой график работы.

— У тебя есть заветная мечта?

Когда я состарюсь, хочу, чтобы у меня был свой балаган с печкой-камельком на просторном алаасе. Я буду печь оладьи и готовить кумыс, а в гости ко мне будут приходить дети, которых я буду учить играть на хомусе – вот такая мечта. Еще я чувствую, что должна добиться чего-то в этой жизни, но кажется, я ещё не дошла до своей цели. Цель моей работы — привлечь внимание  молодежи к фольклорной  музыке.

— У тебя ведь множество наград! Твое творчество восхищает людей из разных городов и стран, чего еще не хватает?

Наград вроде хватает. Как-то я победила в республиканском конкурсе певцов «Этигэн Хомус» в номинации «Лучший исполнитель, придерживающийся традиционного, национального стиля», тогда как на одной сцене со мной выступали такие известные артисты, как Саарын, Варя Аманатова. А я в то время только начинала петь сольно. Это был мой первый большой шаг.

— Какая самая большая награда для исполнителя варганной музыки?

Это звание хомусист — виртуоз мира. Она у меня уже есть. На «7-м Международном конгрессе-фестивале «Хомус в культурном пространстве мира» я вошла в девятку лучших хомусистов мира и стала хомусистом — виртуозом мира. Это тоже случилось по воле судьбы. В 2011 году в нашей республике во второй раз прошел конгресс (Первый был аж в 1992 году). В тот год я только начала сольную карьеру и хотела придумать свой почерк, чтобы не только звучание было красивым, но и движения рук при игре на хомусе, который я назвала «танцем руки». Однако мне отказали в участии в конкурсе, посчитали слишком молодой. Я очень сильно расстроилась. Но благодаря людям, которые ценят мое творчество, мне все-таки разрешили выступить, запретив использовать мой «танец руки», сказали играть только по старинному методу. К этому я не была готова. И прямо перед выходом ко мне подошел Николай Шишигин и сказал: «Играй, как ты умеешь и хочешь». После его слов я взяла себя в руки и сыграла, как хочу. К моему счастью, в жюри, в основном, сидели иностранные гости. Тогда мы с Альбиной Дегтяревой получили звания хомусистов — виртуозов  мира. Это моя самая большая награда, и теперь я понимаю, что все, что я делаю, не просто так.

— Сколько у тебя всего хомусов?

После ухода из «Айархаан» в моей жизни настал сложный период. Мой родной брат ушел из жизни, и я очень сильно заболела. Не могла прийти в себя несколько недель. Он всегда гордился мной и очень сильно поддерживал, это была очень большая утрата для меня. После похорон я решила поехать обратно в Якутск и начать заниматься творчеством, денег не хватало. А ведь якутам до 40-го дня по поверьям нельзя ни петь, ни танцевать. Я нарушила это, попросила прощенья у брата. В Якутске у меня начались репетиции. Как-то раз одна знакомая попросила меня помочь выбрать для её дочери хомус.  Я  шла в сторону Старого города, решив по пути зайти в «Книжный маркет» и купить себе блокнот для новых записей. С собой у меня был чемодан с моими хомусами, и я случайно оставила его в магазине. Встретилась со знакомой, помогла выбрать хомус и только тогда поняла, что при мне нет моих. Побежала обратно в «Книжный маркет» — а их нет! Даже камера не помогла. В СМИ об этом писали, по радио объявления были. Так никто и не нашел их до сих пор. Тогда у меня было 15 хомусов, и в один момент ни одного не стало! Я не знала, как мне быть и что делать. Я их копила всю жизнь, ими я зарабатываю себе на жизнь…

— Сочувствую, это ужасно! Ты считаешь, это из-за того, что ты не выждала сорока дней?

Я решила поехать к шаману и все узнать.  Он меня успокоил, сказал, что случилось то, что должно было случиться, и что все это не просто так – если бы я таких потерь не понесла, было бы ещё хуже. Он вселил в меня надежду на лучшее и велел продолжать свою работу.

Как-то раз я поехала в Вилюйск. Со мной заговорила одна местная бабушка, показала свой хомус и попросила на нем сыграть. Я взяла его, всего один раз потянула язычок и поняла, что никогда в жизни ещё не слышала такой звонкий и красивый звук. Я узнала, кто смастерил этот хомус, и попросила его изготовить хомус для меня. Хочу сказать, что до сегодняшнего дня я заказываю хомусы только у Ивана Колодезникова.  Я ему бесконечно благодарна!

— Поразительно – такой подарок судьбы! А ведь по якутскому поверью, чем больше потеряешь, тем больше найдешь.

Да, это так. Сейчас у меня даже больше 15  хомусов. В основном, все они сделаны Иваном.  Кстати, хомус — как человек! Ему даже свойственно обижаться. В позапрошлом году я поехала выступать на теплоходе. После моего выступления тамада взял без спроса мой хомус и дал поиграть на нем одному иностранцу.  Увидев выражение моего лица, он сразу извинился и опустил в стакан с водкой! Представляешь?! Мол, продезинфицировать. Я чуть в обморок не упала. Эта история забылась, я приехала в город и должна была выступать на концерте. Уже на сцене мой хомус перестал звучать,  и только тогда я поняла, что это он обиделся на случай на теплоходе. Я попросила прощения —  и он заиграл. Когда я беру новый хомус, я долго на нем не играю, потому что должно пройти время,  чтобы он привык ко мне. Только потом, может, даже через год или два, открывается композиция для него. Недавно у меня сломался любимый хомус, который уже невозможно починить, — так я потеряла одну из своих любимых композиций! Хомус любит, когда с ним обращаются как с человеком. Это не простой инструмент, магический. Я очень рада, что в последнее время хомус есть практически в каждой якутской семье.

— Если была бы возможность вернуться в прошлое, ты бы выбрала другую профессию?

Никогда в жизни! Я благодарю духов за то, кем я являюсь сейчас. Творчество — это моя судьба и я никогда не пожалею о том, что выбрала такой путь

23 сентября 2014