Ефим Степанов

Заслуженный артист России, народный артист Якутии, лауреат государственных премий СССР и России.


Один из самых ярких артистов Саха академического театра им. Платона Ойунского, Ефим Степанов наверняка запомнился даже тем, кто в театр попал всего один раз – и то случайно. Невысокий и худощавый, тем не менее, он сразу приковывает к себе все внимание зала.

Ефим Николаевич расскажите, пожалуйста, какой путь Вы прошли, прежде чем стали артистом?

– В детстве занимался самодеятельностью. Это были 50-ые – 60-ые годы. Потом поступил в театральную школу. С 1969 по 1974 год я пять лет учился в Москве – в театральном училище при Малом театре имени Щепкина. У нас была якутская студия. Национальных студий было очень много: казахи, туркмены, осетины. В нашей группе было 25 человек – правда, окончили 23.

Откуда Вы родом?

– Я из Томпонского улуса. Отец был первым механизатором в поселке, работал в колхозе до самой смерти. Мама в молодости была дояркой, а потом сидела дома по уходу за детьми, из которых я был самым старшим. О корнях мало чего знаю. Слышал, что был у нас в роду по отцовской линии один шаман маленького роста.

IMG_8715

 

Какое у Вас было детство? Кто-нибудь Вас направляла, чтобы Вы стали артистом?

– В детстве я был очень избалованным и капризным ребенком, уже тогда тяготел к актерскому ремеслу – лет с двенадцати стал пробовать это. Но, честно говоря, мало кто меня поддерживал. Все говорили, что это не серьезная профессия. Увещевали: “Ты ведь хорошо учишься, надо получать серьезную профессию, учителя, к примеру”. Говорили: зачем тебе эта игра в дочки-материл. Но силой никто не запрещал.

Вы помните свой дебют?

– Это было в 1968 году, когда я сразу после школы приехал в Якутск. Без какого-либо образования я стал актером-практикантом в Якутском театре. У меня был один маленький эпизод в пьесе Марии Эверстовой «Куорэгэй» — я играл роль сына слуги. Первый раз это было 3 сентября в Покровске.

В спектаклях «Король Лир», «Желанный голубой берег мой» и во многих других постановках Вы играете своеобразных, очень запоминающихся персонажей. Какая роль Вам ближе всех?

— Все роли мне по своему кажутся родными. Я вкладываю в каждую из них свои силы и энергию, мысли и переживания. Есть роли, о которых даже по истечении времени не стыдно вспоминать. Роль мальчика Кириска в «Желанном береге» или роль в спектакле «Куданса» по Платону Ойунскому.

В детстве я был очень избалованным и капризным ребенком

Что Вы делаете, чтобы лучше войти в роль?

 – Ничего не делаю – читаю, думаю. Наверное, это просто счастливое стечение обстоятельств: хорошей режиссуры, сценографии, индивидуальности актера – в результате рождается настоящее искусство. Мы ставим много спектаклей, но в результате не все получаются заметными. В актерской палитре театра появляются новые люди – талантливые и одаренные. К примеру, по Андрею Борисову уже с первой работы было видно, что он станет режиссером высокого полета.

У Вас есть актёрские работы, которые Вы бы предпочли вычеркнуть из своих работ?

– Конечно, есть! Только не скажу, какие именно. Часто задумываюсь: лучше бы я не играл в эту роль…

Вы снимались в фильме «По велению Чингисхана». Какие у Вас остались впечатления после съемок в кино?

 – Съемки в кино сильно отличаются от театральной сценической работы в помещении – приходиться зависеть от многого, в том числе и от погоды. Снимать фильм – дорогое удовольствие: надо кормить целую ораву, следить за всем – за лошадьми, за костюмами, чтобы не потерялись и не были испорчены. Море работы! Я пробовал себя в разных ипостасях. Люблю занимать себя от А до Я.

Что Вы испытываете, видя себя на экране?

–  Когда я вижу себя по телевидению, страшно – готов под землю провалиться! Не нравлюсь себе, потому очень болезненно воспринимаю. Время летит – мне уже больше 60-ти! Не хочется в это верить! Совсем не радостно, когда называют стариком, но приходится с этим мириться.

Многие актеры мечтают попробовать себя в качестве режиссера. А Вам никогда не хотелось?

– Нет. В молодости немного попробовал, но режиссурой надо заниматься серьезно. Для этого требуются знания и уверенность в себе. Режиссером надо родиться. Нужно заниматься тем, что лучше получается.

Ваша супруга тоже актриса. Помогаете ли Вы друг другу при подготовке к роли?

– Театр мы оставляем в театре. Домашние дела оставляем дома.

Как Вы познакомились с ней?

– Мы вместе учились в Щепкинском, а в 75-ом узаконили наши отношения. С тех пор живем – работаем.

А кто Ваши дети? Вы никогда не пытались направить их по своим стопам?

– Нет! Зачем?! – Ефим Николаевич энергично машет рукой. – У меня дочь физик, живет в Москве. А сын экономист, живет в Якутске. Еще у меня есть один внук и две внучки. В театре бывают периоды застоя. Это очень тяжело, сравнимо с бродячей жизнью.

А помогает ли работа Вам по жизни?

Актер на минуту задумался, вздохнул и, пожав плечами сказал:

– Наверное, помогает. Хотя и недоброжелатели тоже бывают, но, в общем, если мне что-нибудь оказывается нужно, люди идут навстречу – возможно, потому что я известный.

Часто задумываюсь: лучше бы я не играл в эту роль…

Все узнают на улице, в магазине?

– Я не хожу по магазинам. А вообще – конечно, люди узнают.

Чем Вы увлекаетесь помимо работы?

– У меня практически нет свободного времени. Живу одним театром. Если время появляется, я уделяю его общению со студентами, занимаюсь архивом в нашем музее.

Как проводите время с друзьями? Часто удается с ними встречаться?

– Стараюсь выщипнуть какой-то часик. Летом иногда отдыхаю, но отпуск по существу проходит в делах. Что-то читаешь, учишь и практикуешься.

Какие качества Вы цените в людях и в себе, а какие – считаете неприемлемыми?

– У меня качества очень разные, и все – взаимоисключающие. В людях ценю надёжность, работоспособность, добрых людей люблю. А с людьми, в которых есть плохие качества, стараюсь особо не общаться. Дай бог, чтобы жизнь не свела с такими людьми!

У Вас есть в жизни принцип, которому Вы неотступно следуете?

– Успеть! Успеть! Успеть! За отведенное время сделать все возможное. Сейчас я спешу еще быстрее, ведь мне уже за 60 лет – все меньше и меньше времени остается. Всем надо что-то оставить, навязать, чтобы меня потом помнили. Я хочу, чтобы театр вызывал интерес не только у якутов, чтобы он привлекал множество зрителей своей внутренней красотой, скрывающейся в якутском языке, пусть кривых ногах и маленьком росте.

IMG_8732

http://www.similarsites.com
xn--r8j3g1c6e6cwbykxep450a073b.jp.net/