Симфонический оркестр Филармония Якутии расширяет репертуарные рамки, на этот раз музыканты взялись за масштабные произведения знаковых английских композиторов. В концерте 19 апреля прозвучали вариации «Энигма» Эдуарда Элгара и редко исполняемый Концерт для скрипки с оркестром Бенджамина Бриттена, партию скрипки исполнил Лев Клычков, первая скрипка оркестра Петербургской филармонии. Дирижировал оркестром Фабио Мастранжело.

407A5623 1

Открыл программу Скрипичный концерт Бриттена, который очень редко исполняют, причем не только в России. Впрочем, в последние годы Бриттена стали играть намного больше, в 2013 в мире отмечали столетие со дня рождения композитора, а прошлый год был перекрёстным годом культуры России и Британии, и сочинения одного из важнейших композиторов для всей истории британской музыки стали звучать чаще. Скрипичный концерт стал первым большим симфоническим произведением Бриттена, которое исполнил оркестр Symphonica ARTica (его камерные сочинения можно было услышать, например, в программах ансамбля Camerata Yakutsk).

Этот сложный по содержанию Концерт Бриттен написал в 26-летнем возрасте, еще до всех своих опер и главных симфонических произведений, но он сразу стал кульминацией интереса композитора к скрипке и ее выразительным возможностям, которые он разрабатывал в предшествующих сочинениях. Этот же Концерт посеял зерно, проросшее в последующем творчестве композитора: начиная с него, пассакалия войдет во многие финалы его трагических и драматичных сочинений.

407A5760 1

Тот эмоциональный градус, что заложен в Концерте, провоцирует на игру взахлеб, но Лев Клычков — не тот тип исполнителя, который может на это поддаться. В его игре все разложено по полочкам: если встречаются фигуры барочной чакконы, как в финальной пассакалии, — значит четкая отсылка к стилю, если появляется мотив болеро — значит на его фоне очень выпукло звучит национальная тема. Техника игры Клычкова такова, что во время прослушивания о технике ты не думаешь совсем (струнники могут возразить, но у них другая настройка слуха), его игра —  не похожа на блестящее бравирующее преодоление сложностей, она — язык, на котором скрипач ведет повествование. Отдельного упоминания заслуживает кропотливейшее взаимодействие Клычкова с оркестром, который в свою очередь тоже совершил гигантскую работу по выверке баланса: совершенный контроль над звуком, благодаря которому все голоса находятся на своем месте, все рассказывают общую историю, которая оказывается в итоге очень понятной и гениально упорядоченной, при всей сложности выразительных средств Концерта.

Во втором отделении прозвучала знаменитая «Энигма» Эдварда Элгара. «Энигма» на 40 лет старше Скрипичного концерта Бриттена, и несет в себе совсем другую проблематику: еще очень далеко до мировых войн, викторианская Англия стабильна и счастливо процветает, но проблема в том, что в ней на протяжении двух веков не создавалось никакой профессиональной музыки. Элгар был среди тех, кто создавал новую английскую музыку с нуля. Все что теперь отличает первые ее серьезные заявления — есть в «Энигме». На фоне уникального гармонического склада и причудливой оркестровой логики композитор заводит свою игру в поиск зашифрованных тем в 14-ти вариациях, каждую из которых он посвящает одному из своих друзей.  Фантастическая колористика «Энигмы» в исполнении Symphonica ARTica как будто не знает пределов, арсенал красок оркестра неисчерпаем. Звук все время претерпевает метаморфозы: от широкого дыхания сворачиваясь к отрывистому движению, как на цыпочках, темы, прячущиеся то за народными интонациями, то за рокотом меди, то в перекличках струнных с духовыми, обретают под чутким управлением Фабио Мастранжело свою пластичность и рельефность.

407A5789 1

Оба сочинения в Якутии прозвучали впервые, но пускай эта информация останется в официальных документах, потому что главное все же не сам факт исполнения, а колоссальное его качество, которое показали музыканты. Не будет лукавством сказать, что и для Symphonica ARTica этот концерт стал в каком-то смысле рубежным, потому что после такого концерта, кажется, что для оркестра нет ничего невозможного.

Фото: Александр Shtorm

Александра Дёшина
22 апреля 2015