Виктор Данилович Михайлов

Доктор философских наук, профессор.


Картина российского режиссера Андрея Звягинцева «Левиафан» получила множество международных призов, в том числе приз Каннского кинофестиваля за сценарий и премию «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке. Американская актриса Сигурни Уивер призналась, что фильм ее поразил: «Мне очень понравился «Левиафан», главный герой — потомок тех, кто занимался ловлей китов, он мог бы многое сделать, но он лишен власти.»
Однако, в России фильм вызвал неоднозначную реакцию как со стороны критиков, так и общественности. Писать рецензию на подобный фильм с высоты своего небогатого жизненного опыта было бы слишком голословно, поэтому мы побеседовали о фильме с Виктором Даниловичем.

Реализм?

 

Давать оценку такого рода произведениям сложно, и я объясню почему. Очевидно, что фильм реалистичен, но формы проявления реализма бывают разные – куда отнести «Левиафан»? Например, натурализм – показывает все, как есть, без приукрашиваний. В такой манере писали французские романисты Эмиль Золя и Ги де Мопассан. Есть критический реализм, который вскрывает негативные стороны жизни, рассчитывая на определенную реакцию. Например, документальные фильмы «Так жить нельзя» Станислава Говорухина и «Легко ли быть молодым?» Юриса Подниекса.

 

В них не ставятся вопросы: «кто виноват и что делать», а просто неприкрыто показывается жизнь, как она есть.

В социалистическом реализме не только правдиво отражается ситуация и дается объяснение, но и указывается способ действия. Причем социалистический реализм руководствуется классово-партийным подходом, то есть каждый художник должен занять позицию определенного класса и его партии. В работе Ленина «Партийная организация и партийная литература» есть слова: «Жить в обществе и быть свободным от него нельзя». Он считал, что литература и искусства должны быть партийными.

Литература, как и журналистика, не может быть свободной.

А ещё есть сюрреализм, весьма популярное художественное направление современности.
А какой реализм в «Левиафане»? Тут мы наблюдаем эклектическую мешанину. В частности, в фильме крайне реалистично раскрываются актуальные социальные проблемы: взаимоотношения власти и рядового гражданина, нищета, пьянство, разврат, хамство. Вроде бы, проскальзывает критический реализм, но определенной позиции у режиссера нет. Поэтому фильм трудно назвать социальным, так как не приглашает к размышлению.

 

Великие художники занимают позицию какого-либо героя, симпатизируют ему. А с кем идентифицирует себя Андрей Звягинцев? К чему зовет? Непонятно.

Однако могут сказать, нельзя искусство политизировать и требовать от него «рецептов» решения житейских проблем. Если честно, то, что видишь каждый день, в буквальном зеркальном изображении не «тянет» на высокое искусство. Но в киноискусстве есть социальные фильмы, которые проблему не только вскрывают, но и пытаются решить ее.
Именно поэтому этот фильм нельзя оценить традиционными мерками, он ни под какую критику не попадает. Впрочем, таковы и «Возвращение» и «Елена». Это своеобразная стилистика, манера режиссера.

Про систему

Государство было создано людьми не от хорошей жизни: под угрозой самоистребления люди договорились между собой и сами делегировали этому учреждению определенные функции. Со временем государство прибрало всё в свои руки и превратилось в монстра, похожего по выражению Томаса Гоббса на библейское чудовище Левиафана. Государство Фридрих Энгельс определяет как «орган поддержания власти имущих над неимущими». С помощью государства богатое меньшинство держит в узде бедное большинство. А богатых в любом обществе всегда меньше, нежели богатых. Государству противостоит гражданское общество, которое усмиряет левиафана. Общество становится гражданским только тогда, когда людей со средним достатком будет больше, чем очень бедных и очень богатых. С этой целью вводят прогрессивный налог для богатых, выдают субсидии бедным, поощряют самостоятельность, самодостаточность и самоуправление, Тем не менее, пропасть между богатыми и бедными остается огромной. К тому же, в российской действительности иждивенческие настроения весьма живучи. Ну, и, честно признаться, чиновничий аппарат ставит множество преград на пути к развитию граж-данского общества, не позволяя левиафану умереть.
Многие думают: «Этот глава коррумпированный, вот будет другой, честный, свой, тогда все будет хорошо». Но это не его личная черта характера, это левиафан – система трудно контролируемой власти преобразует человека.

 

Ещё Конфуций говорил: «Если хочешь проверить человека – дай ему власть». Не всякий выдерживает испытание властью.

Православию не на что обижаться. В «верхушках» церкви творится то же самое, что и в государственной власти: коррупция, двойная мораль, карьерные соображения. Это неустранимо, так устроен наш несовершенный мир.

Вывод

Мне понравилось художественное воплощение и подбор актеров. Звягинцев бесспорно талантливый режиссер. А в целом каждый воспринимает этот фильм по-своему, кто-то скажет: «Куда смотрит вышестоящая власть?», а кто-то «Почему герой не бросает пить, не начнет обустраивать свою жизнь сам?». Патерналистски относящиеся к государству зрители обидятся за него и назовут фильм клеветой. Либерально настроенные люди утвердятся во мнении, что за государством нужен постоянный гражданский контроль.
Надо быть подготовленным, чтобы спокойно посмотреть этот фильм. Он вызывает неоднозначную реакцию, но мудрые люди сделают вывод: нужно что-то менять в себе. Конфуций учил: не пытайтесь менять других, меняйтесь сами, и вы увидите, как мир вокруг вас меняется. А современный писатель Евгений Шварц предлагает: необходимо убить в себе дракона. Каждый из нас потенциальный дракон, а ещё хуже, левиафан. Мы сами порождаем их. Эту дурную цепочку нужно разрубить на себе, а не требовать, чтобы это сделал кто-либо другой.

3 марта 2015