Как оказалось, взять интервью у человека, торгующего на Столичном рынке, не так уже и просто. А все потому, что русский язык до сих пор знают не многие. Даже те, кто прожил в Якутске 10 лет, а то и больше. В тысячный раз пожалев, что мы не взяли с собой подругу, свободно говорящую на китайском языке, мы обошли весь рынок. И начали общаться с местными продавцами.

— Многие говорят на русском, моя хозяйка, например, говорит хорошо, она тут работает больше 15 лет. Но она с вами разговаривать не будет. Почему? Боится. Тут после случая убийства кореянки все боятся, даже на улицу не выходят по одному. Где они живут? Квартиры снимают. А вот у кореянки, которую убили, была своя квартира. Она торговала сыром-тофу. Жалко ее… Я тут давно работаю, платят 700 рублей в день. Удобно, можно не каждый день работать, как договоришься. Я пенсионерка, меня устраивает, — рассказала нам женщина, но представиться отказалась, — Я торгую посудой, сувенирами в якутском стиле. Тут много вещей с якутским колоритом, даже блокноты, посуда, сувенирные наборы появились. Расходится очень хорошо.

Продавцы были ошеломлены, когда узнавали, что мы хотим от них что-то другое, кроме как купить товар. Показалось, будто с местным населением они контактируют только в формате: «Продай-купи».

Тем не менее, нам удалось познакомиться в отделе игрушек с парнем, который хоть и плохо говорил на русском, но оказался милым, разговорчивым и не смотрел на нас, как на кошелек.

— Меня зовут Федя, имя по-китайски не скажу, вы не выговорите. Мне 25 лет. Я живу тут уже три года, до приезда сюда русский не учил нигде. Поэтому по-русски очень плохо говорю.

— Почему ты именно в Якутск приехал работать?

— Хозяин магазина мой дядя, у него тут несколько точек. Он не только игрушки продает.

— А сколько он тебе платит?

— 50 000 юаней в год (500 000 руб. – прим. ред.)

— Он тебе каждый месяц не выдает деньги разве?

— Нет, в конце года только.

— А из какого ты города и чем занимался в Китае?

— Я из Пекина. Раньше работал там, тоже в сфере торговли, но только запчастями. Родители в Пекине работают, у них свой ресторан. Я один в семье, но не скучаю, созваниваемся постоянно.

— А где ты тут живешь?

— Мы живем в районе Белого озера, в деревянном доме. Нас 20 человек, все работают тут продавцами. На работу на автобусе ездим.

— Ого, вас так много. Что готовите кушать?

— Только китайскую еду готовим. Местная еда не нравится.

— По Якутску гуляешь? Нравится город?

— Здесь нормально, но холодно, поэтому не гуляю. Летом как-то ходили по центру города, ездили в Жатай на рыбалку.

— Не скучно тебе тут? Ты же молодой, по клубам не ходишь?

— Со мной много ровесников живет, с ними общаюсь. По клубам не хожу, у меня документы не в порядке.

— Ты, кстати, на якута похож немного

Да! Ко мне часто подходят и пытаются заговорит по-якутски, но я не понимаю

— Какие планы на будущее?

— Поеду в Пекин в мае, наконец-то. Погуляю, отдохну и вернусь обратно работать.

— А девушка у тебя есть?

— Нет (смущенно опустив глаза)

Следующим нашим собеседником стала женщина, торгующая всевозможной домашней одеждой: пижамами, халатами, колготками.

image-06-02-15-18%3A32-9

— Я из города Шэньси, мне 58 лет. Здесь я уже 10 лет. Приехали сюда с мужем, он тоже продавцом работает. Мы помогаем дочке – это ее бизнес. Она в Китае, но приезжала сюда на Новый Год, отмечали праздник всей семьей. Я вас плохо понимаю, я только с мужем общаюсь здесь, поэтому хорошо русский мне выучить негде.

— А где вы живете?

— Снимаем дом неподалеку от работы, с мужем живем вдвоем. Я на такси езжу домой, после последнего случая страшно пешком ходить…

— Что вам не нравится в Якутске?

— Холодно очень! После того, как рубль подешевел, стало невыгодно торговлей заниматься. Вы мне рубли даете, а в юанях это мало выходит! Сейчас даже новую партию товара заказать не можем, денег нет. И еще за аренду надо платить. Приходится на товар цены поднимать.

— А почему вы в Китае не остались жить?

— Там нет пенсии для стариков.

Следующий наш собеседник был не слишком ошарашен нашей просьбой дать нам мини-интервью и с удовольствием согласился поговорить. Кстати, по-русски он говорит практически идеально для китайца, если не брать в учет акцент.

IMG_0938

— Первый раз в Якутск я приехал 4 года назад. Я не работаю здесь, просто помогаю. Я вообще сюда не зарабатывать приехал. У меня невеста из Якутии, мы познакомились с ней, когда она училась в Харбине. Сейчас она в гостях у родителей в Сунтаре, жду ее, потом мы улетаем в Харбин и там у нас будет свадьба.

— Ничего себе, поздравляю! А в Якутске почему не хотите свадьбу сыграть?

— Хотим, конечно, возможно сыграем. Посмотрим, если деньги будут.

— А где ты живешь?

Пока живу в гостинице

— А не дорого?

— Нормально, хотя, в Китае дешевле такие гостиницы.

— Какие впечатления от нашего города и людей?

— Один раз ходил с друзьями своей подруги в якутский клуб. Заметил, что в Якутске много пьют. В Китае, конечно, тоже пьют, но обычно только по праздникам. Жаль, что я пока якутский язык не знаю. У моей невесты друзья все на якутском разговаривали, надо бы выучить. Веселые ребята, мы подружились. Здесь лето короткое, холодно, к этому невозможно привыкнуть.

Недавно убили кореянку возле рынка, здесь после этого случая многие боятся ходить одни. Конечно, такое могло бы произойти и в Китае, и в любой другой стране, везде есть бандиты. Но, все же, на родине чувствуешь себя более защищенно.

— Цены на товар на рынке поднялись?

— Конечно! Вообще сейчас сложно работать в России. Рубль падает, доллар растет.

— Какие планы на будущее?

— 18 февраля будет китайский Новый Год, это большой праздник для нас. Буду справлять вместе со своей невестой. Поскорей бы она приехала!

6 февраля 2015