Алексей Загоренко

Генеральный директор Агентства инвестиционного развития РС(Я)


Именно с этим и борется Алексей Загоренко, генеральный директор Агентства инвестиционного развития РС (Я). Алексей Сергеевич рассказал корреспонденту «Умного города» о том, как сделать республику привлекательной для инвестиций и какое будущее ждет экономику Якутии.

Справка:

Агентство инвестиционного развития Республики Саха (Якутия) создано по распоряжению Президента Республики Саха (Якутия) от 8 апреля 2013 года № 260-РП для сопровождения и реализации инвестиционных и бизнес-проектов в Республике Саха (Якутия).

Алексей, расскажите, чем же занимается Ваше агентство, о котором, думаю, не все слышали.
Агентство инвестиционного развития республики нацелено на ряд задач. Первое – это увеличение инвестиционной привлекательности республики, продвижение инвестиционного имиджа республики за ее пределами. Второе — увеличение инвестиционной активности на местах. Третье – снижение административных барьеров. И ряд других не менее важных задач.

В целях снижения административных барьеров мы запустили услугу «одно «окно» для инвестора, эта услуга реализована через МФЦ.

В части продвижения имиджа республики нами разработан и был 23 января 2014 года представлен инвестиционный портал investyakutia.com с интерактивной картой, где размещен каталог предприятий. Там же размещена информация по господдержке, можно задать вопросы эксперту Агентства или напрямую Президенту РС (Я) Егору Борисову.

Мы планируем проведение семинаров по районам, что позволит проинформировать предприятия малого бизнеса об инвестиционных возможностях в республике, популяризировать инвестиционную активность на местах.

Наш Интернет-портал, например, выполняет информационную функцию, но этот инструмент не может пробудить доверие к республике. Для этого требуется личное общение. Сегодня мы активно участвуем в форумах и выставках, где приглашаем инвесторов посетить Якутию. Ни один инвестор не инвестирует в неизвестную территорию, неизвестным людям. Доверие – самое важное в инвестиционной среде. Его необходимо заслужить, для этого требуется время, поэтому на пути к результату нам предстоит сначала пройти «пустыню», пока формируется доверие и необходимый инвестиционный имидж. Поэтому агентство активно участвует в международных форумах и выставках, чтобы республику начали узнавать.

Есть положительные примеры в России. Например, республика Татарстан активно участвует в таких форумах и выставках. Это одна из причин (хотя и не единственная), почему многие инвесторы пришли уже в эту республику.

Справка:

Реализация принципа «одного окна» при работе с инвесторами предполагает унификацию порядка взаимодействия инвесторов, обеспечение единых условий осуществления инвесторами инвестиционной деятельности, создание упрощенного механизма централизованного оформления необходимой исходно-разрешительной документации с целью снижения административных барьеров при реализации инвестиционных проектов, сокращения сроков и упрощения реализации инвестиционных проектов.

Кто работает в Вашем агентстве?
В Агентстве инвестиционного развития работают в основном молодые специалисты. Мы пытались набрать людей с международным опытом, с хорошим образованием, знанием иностранных языков. Каждый – профессионал в своей области. Есть специалисты с международным опытом, например, с Аляски. Часто в тех сферах, где у нас нет компетенций, мы прибегаем к аутсорсингу, например, для разработки инвестиционного портала мы привлекли на аутсорсинг резидентов Технопарка.

Я заходила на портал и меня поразили суммы. Проекты были на 15 миллионов. Все проекты на портале требуют таких вложений?
На портале проекты варьируются от многомиллиардных до совсем небольших проектов от миллиона рублей. Помимо этого, есть разделы бизнес-идей — копилка идей, куда человек может закинуть просто свою идею без каких-то подсчетов и прогнозов. Там может появиться ангел-инвестор, который заинтересуется и захочет взяться за этот проект, поэтому мы и привлекаем максимальное количество людей.

Например, кто-то хочет помочь своему улусу или району, но живет в другом городе и не знает, с чего начать. Он может зайти на портал и посмотреть, вдруг что-то есть и для его родного поселка, наслега, находит соответствующий проект и, если он ему нравится, может вложить в него деньги.

Сегодня можно говорить о каких-то успехах?
Пока мы прорабатываем проекты в Южной Якутии. Будем привлекать туда инвесторов по части добычи и переработки полезных ископаемых, это газо- и нефтехимия, уголь, железные руды, апатиты. На этой территории планируем внедрить налоговые преференции.

Есть инвестор из Приморья, который заинтересован в реализации промышленного проекта в сельском хозяйстве на территории Республики. Инвестором уже реализовано несколько подобных проектов в Приморье и на Сахалине. Текущий статус — предварительные переговоры, организация встречи инвестора с руководством республики. Далее роль Агентства в оказании помощи инвестору в подборе и оформлении земельного участка, в подведении соответствующей инфраструктуры и сопровождении данного проекта, в том числе, и после запуска промышленного комплекса.

Почему об инвестиционной привлекательности задумались только сейчас, разве не было в этом потребности раньше?
Этими вопросами занимались и раньше (как в Республике, так и в России в целом). Так в республике был реализован ряд крупных проектов (трубопровод ВСТО, железная дорога до Нижнего Бестяха и другие). Но функции часто были «размазаны» по отраслевым министерствам, что не способствовало широкому привлечению инвестиций. Со временем пришло понимание о необходимости централизации этих функций и задач в одном государственном органе.

В России новые институты развития также возникали не одномоментно. В одних регионах создавались Агентства, аналогичные нашему, в других – Корпорации по развитию территории. Причем у кого-то был один функционал, у кого-то — другой. Эта работа была разнонаправлена, и информация об успешных практиках собиралась и анализировалась. В определенный момент она была сформулирована в региональном инвестиционном стандарте.

Наша республика одна из первых преступила к его внедрению добровольно. Сейчас существует несколько регионов пилотного внедрения инвестиционных проектов. Мы же преступили досрочно. Да, возможно, мы не самые первые, как Татарстан или Калуга, но мы точно не в хвосте, можно сказать, в первых рядах. Республика опережает многие регионы, в некоторых нет ни таких агентств, ни других институтов развития, таких как венчурная компания и технопарк, ни инвестиционных порталов. Так Технопарк на территории Дальневосточного федерального округа есть только в Якутии.

Так в чем же привлекательность республики в глазах потенциальных инвесторов?
У нас есть и сильные, и слабые стороны. Если посмотреть на опыт других регионов, которые эффективно использовали свою специфику, то это вопрос правильного подхода. Например, некоторые регионы, у которых нет сырья, используют другие свои преимущества. Например, Калуга использовала свою близость к Москве, при этом в Калуге высококвалифицированная сила и земля оказались дешевле, это нивелировало недостаток области в природных ресурсах. Приморье использует свое географическое положение – это некий транспортный хаб, через него проходит основной объем экспорта и импорта со странами АТР.

Мы всегда использовали как главный козырь наши природные богатства. Но с природными ресурсами есть и ограничения. Во-первых, отсутствие энергетической и транспортной инфраструктуры. Во-вторых, концентрация только на добыче ресурсов не целесообразна в долгосрочной перспективе. Необходимо развивать переработку, или мы навсегда останемся сырьевым придатком. Поэтому сейчас мы уточняем формулировки наших преимуществ для инвесторов для того, чтобы нивелировать вышеуказанные недостатки.

Мы предлагаем развивать как добычу, так и переработку в Южной Якутии, где уже, в принципе, сформирована необходимая базовая инфраструктура, а месторождения полезных ископаемых находятся рядом.

В последующем, когда инвесторы уже поймут, как вести бизнес в республике, привыкнут к нашей специфике, познакомятся с нашими людьми, мы сможем привлекать их к развитию и других районов республики. Будем поступательно развиваться севернее. По мере реализации таких проектов в Южной Якутии республика получит налоговые поступления и возможность развивать инфраструктуру в других районах республики. Наше дальнейшее развитие идет рука об руку с транспортным и энергетическим развитием инфраструктуры.

А что может отталкивать?

Я бы отметил два момента. Любой инвестпроект (от идеи до запуска) реализуется, как правило, от 1 года до 3-х лет. В условиях вечной мерзлоты и сезонной транспортной доступности данный процесс еще более усложняется и растягивается во времени. Мы разговаривали с инвесторами из LG, любое здание в Корее можно построить за шесть месяцев, а у нас в Якутске здание LG центра строилось около 3-х лет, потому что сваи должны отстояться и так далее. Все это усложняет привлечение инвестиций. Инвесторы четко считают деньги. И когда нужно деньги замораживать, им не нравится. Они хотят скорейшего результата.

Это первый отталкивающий момент для инвесторов. Но так как у нас проекты в сфере добычи и в дальнейшем, я надеюсь, в сфере переработки, они, как правило, долгосрочны – на все 40-50 лет, поэтому инвесторам будет легче смириться с тем, что год или два придется что-то строить и ждать. Я думаю, должны быть какие-то преференции на этот период.

Второй момент, наши длительные северные отпуска. В Японии и Корее работники отдыхают 5-10 дней, у нас в России 28 дней, что уже никак не устраивает инвесторов. С учетом выходных и праздничных дней, северяне отдыхают более 200 дней в году, т.е. более половины года (в Японии только 30). Как вы понимаете, это влияет на нашу производительность труда и результаты компании. Это непопулярный вопрос, но о нем нужно знать.

Когда мы говорим о новых заводах, то мы не должны забывать и о специалистах, которых, по логике вещей, должна готовить республика. Может ли так получиться, что все будет готово, а специалистов придется привлекать со стороны?

Это большой вызов и большие возможности. Даже те регионы, которые имеют многолетнюю промышленную историю, сталкиваются с нехваткой кадров. Татарстан, Калуга тоже с этим сталкиваются. И мы с этим столкнёмся. Действительно, нужно сегодня думать. Республика над этим работает. Запускаются совместные программы между университетом и предприятиями республики, которые делают заказ на определенные специальности. Президент ставит такие задачи, что нам нужно готовить специалистов, которые пригодятся республики через три-пять лет. Поэтому нельзя сказать, что такая работа не ведется.

У нас есть квоты для студентов, которым оплачивает обучение республика. Можно ли это назвать как раз подготовкой будущих нужных нам специалистов?
Приведу пример. Жители Татарстана очень патриотичны. Они помогают молодым учиться в Москве и других городах, потом ребята либо возвращаются домой, либо остаются в каких-то компаниях, органах федеральной власти и помогают налаживать деловые связи. Именно поэтому в какой-то степени Татарстан стал настолько успешным. Их правительство не против того, чтобы ребята поработали пять-десять лет в Москве, потом они, как правило, возвращаются готовыми специалистами и с широкими связями.

Нам тоже нужно популяризировать идею возвращения в республику, но не требовать, чтобы выпускник возвращался сразу, потому что, поработав в других регионах, они получают не только знания, но и практический опыт и связи

Знают не только «что», но и знают «как». После вузов у нас специалисты широчайшего профиля – специалисты во всем и ни в чем. А после того, как они поработают в других регионах, они становятся специалистами, такими, какие нам нужны.

А какие инвесторы уже вложились в республику?
У нас есть несколько иностранных инвесторов: корейская компания LG, канадская — Silver Bear Resources. Как правило, в регион приходят крупные российские предприятия («Газпром», «Татнефть», «Сургутнефтегаз»), со средними пока сложнее. Но есть и те, кто инвестирует в малый бизнес, это широко не освещается, и об этом мало кто знает. Например, бизнес-ангел из другого региона инвестировал в малое предприятие, которое специализируется на гидропонике.

Но многие компании и страны, насколько известно, только покупают сырье. Они же не вкладывают в добычу и переработку?
Вкладывали и вкладывают, не всегда просто у нас. На международном инвестиционном форуме в Токио, прошедшем в марте этого года, республика подписала три соглашения. Это показывает, что бизнес заинтересован сотрудничать с Россией. И это не изменить никакими внешними политическими обстоятельствами. Там же на форуме Президент компании «Роснефть» г-н Сечин сказал японским инвесторам достаточно знаковую вещь. Сейчас «Роснефть» (я думаю и другие российские компании) ждет японских и других азиатских инвесторов на всех стадиях, от добычи до выработки конечных продуктов. Процесс инвестирования в такие проекты с привлечением иностранных инвесторов будет форсирован. Россия стремится выйти на азиатские рынки. И у нас хорошие перспективы. В нашем газе заинтересован «Газпром» для экспорта в Китай. «Роснефть» будет разрабатывать месторождения на нашем шельфе. Думаю, скоро мы и по другим средним и малым проектам будет привлекать инвесторов из Японии, Южной Кореи, Китая и Индии. Нужно только иметь правильный подход и не бояться пройти через «пустыню».

Фото из архива АИР

twilog.org/
www.nichieishouji.co.jp/
25 апреля 2014