Альпинизм – одна из форм активного и экстремального туризма…не для слабаков. Главным соперником в этом виде спорта является не расстояние и время, и даже не конкуренция, а только ты сам. Здесь ты борешься только с собой, учишься побеждать свои страхи, победить себя и наконец-то подняться туда, где даже просто находиться не каждому под силу.

Покорением горных вершин занимается огромное количество людей по всему земному шару, но и в нашей республике имеются свои профессионалы. Наш сегодняшний гость имеет II спортивный разряд по альпинизму, II спортивный разряд по скалолазанию, он совершил около 50 спортивных восхождений: от 1Б категории трудности до 5А. Оценивает себя как откровенный альпинист – троечник, смотря в масштабах страны по пяти — бальной шкале.

Расскажите о себе и о том, как начали заниматься альпинизмом?

Я вырос в Красноярске, в том самом, где есть знаменитые Красноярские столбы. Вполне естественно, что большая часть выходных проходила именно там — на скалах. Лазили мы по ним и летом, и зимой, и в дождь, и в мороз. Красноярские столбы — удивительное и самобытное место, со своим людским климатом, отношениями, традициями, правилами. Простые маршруты, выводящие к вершине на столбах, называются «лазами», от слова – лазать, более сложные называются «хитрушками». Они не всегда выводят к вершине столба, а иногда и вовсе проходят на высоте 1-1,5 метра над землей. 3-10 перехватов руками, но они очень сложные, все лазится без страховки, то есть ошибаться нельзя. Это очень дисциплинирует, потому что прийти домой с ободранными коленями — это ерунда, можно и вовсе загреметь со скалы… Видимо, эта атмосфера столбов и подстегнула всегда сидевшее внутри меня желание подняться к вершине и заглянуть за край — что там? Отпуска мои родители практически всегда проводили на юге Красноярского края — Западном Саяне. Это был другой мир для меня, с бесконечно красивыми и суровыми скалами, смотревшими на меня влажными глазами своих стен под клубящимися шапками облаков.

Автор под пиком Мунхулик

Автор под пиком Мунхулик

Потом был институт, работа охотником и лесником в разных организациях. В какой-то момент я со своей молодой семьей переехал в Якутию. В начале 90-х годов я впервые попал на скалы в районе Еланки и…они не отпустили меня и держат до сих пор.

Летний сезон у нас очень короткий, а лазить хочется всегда, и мы с одним из моих лучших друзей Валерой Богомоловым построили скалодром. Договорились с дирекцией речного училища, нам выделили стенку в спортзале и время для занятий. Все остальное делалось своими силами, деньгами, средствами. Помогали друзья, ребята-спасатели… Были тренировки, приобретался опыт по организации тренировочного процесса, по содержанию скалодрома, участию и организации соревнований.

В конце одной из зим (кажется 97-го года) на скалах Еланки с Валерой Богомоловым пробили шлямбурами первую трассу — «Дядькина скала». За лето успевали съездить полазить на скалы по 10-12 раз. Затягивало, как в омут! Потом появилось понимание и виденье того, что хотелось бы сделать на скалах. Начали появляться новые маршруты и целые группы маршрутов — «Буравчик», «Мамонтенок», «Клизьма», «Истукан»…  Самым сложным проектом для нас был и остается на скалах Еланки маршрут «Zero». Весь маршрут мы делали с Валерой вдвоем, зимой, начиная с февраля и до конца марта, все выходные дни проводили там. Обвешивались железом: пробойники, молоток, карабины, закладки, шлямбура, френды, эксцентрики, якоря… Холод на стене собачий — часто работали и в -30С, но желание сделать красивую линию было очень высоким, и мы лезли. Скалы на Еланке сложные — известняк, все рыхлое, ненадежное, даже шлямбурные крючья иногда не держат, вылетают… вместе с ними летаешь ты…  Но работали надежно — полеты наши были небольшие, без последствий.

Ветер на вершине п Кара-Таш Алтай

Ветер на вершине п Кара-Таш Алтай

Скалы Еланки подарили нам несколько волшебных зимних сезонов. На скалах в разных местах появлялись замерзшие водопады, и мы, естественно, не оставляли их без внимания. Февраль, март и половина апреля мы лазали по льду. К сожалению, уже несколько лет они не замерзают, несколько коротких, но красивых ледолазных маршрутов — это «Буратино», «Лисий Хвост», «Рояль», «Волчья Пасть».  Я и несколько близких друзей жили этими скалами, льдом и свободой, подаренной нам. В апреле лазили по льду уже при температуре +8-10 С.  Сверху на тебя течет вода, под ногами и инструментами лёд, солнце и восторг от летящих из-под инструментов осколков льда! В некоторые сезоны мы начинали лазить по льду в ноябре, а заканчивали в 20-х числах апреля. Ну, конечно, в самые глухие морозы, в декабре и январе, мы уже не лазили.

Пещеру, действительно, нашел и «популяризировал» я, но она была известна местным, конечно же, задолго до нашего появления на скалах Еланки. Эта пещера открылась нам как некое знамение или таинство. И вряд ли бы я наткнулся на вход в пещеру, если бы не мои друзья. Природа приоткрыла именно нам свою красоту, свое разнообразие. Мы стараемся сделать наше присутствие на скалах «невидимым» для других — несколько раз устраивали субботники и вывозили мусор из-под скал, оставленный другими.

Многие не верят в то, что есть якутский альпинизм.

Ну, как бы и не важно, есть он якутский альпинизм или еще какой-то! Главное — есть люди, увлеченные горами, скалами, ледопадами… Сейчас, когда я набираю эти строчки, где-то в Тянь-Шане двое молодых ребят из Якутии лезут на одну из красивейших вершин мира — пик Хан-Тенгри (7001м). У меня язык не повернётся сказать, что альпинистов в Якутске нет, нет  того, что они делают. Не всегда то, чего мы не знаем, не существует. Оно есть, оно рядом… просто мы другие… мы многого не видим, не слышим, нам некогда…

Путешественники отмечают, что горы обладают неким магнетизмом, дыханием свободы. Опишите ваши ощущения?

Каждый находит в горах что-то свое. Нет каких-то правил и условий. Кто-то идет за славой и признанием, иногда находит и то, и другое. Кто-то идет испытать себя и самоутвердиться. У многих получается и это. Я иду в горы, чтобы увидеть и понять людей и самого себя среди этих людей. Когда-то в детстве была у меня такая игрушка — небольшой цветок: нажимаешь кнопочку, игрушка начинает вращаться, цветок открывается, а внутри оказывается маленький человечек. Горы как раз и есть та самая кнопочка, нажимая которую, перед тобой может открыться человек. А могут лепесточки раскрыться, а там… нет ничего. Нет человека! Здесь, внизу, мы тщательно укрываемся от окружающих условностями: социальным статусом, положением, работой, деньгами, машинами и другими лепесточками. И иногда происходит что-то, глядь, а человека-то и нет!

Там, в горах, скрыть свою сущность невозможно. Горы — как лакмусовая бумажка, безошибочно метят подлецов, трусов, проходимцев… И ты учишься видеть человека через всю эту шелуху, различая его сущность, его характер.

И это умение — видеть и понимать людей — сохраняется надолго, и ты по неуловимым движениям рук, взглядам, словам можешь безошибочно определять, кто рядом с тобой, правду он говорит или ложь. Это удивительная возможность, дарованная людям, ходящим в горы. Горы становятся красивыми, когда в горы приходят люди. Если бы в горах не было людей, кто бы рассказал нам о них? Кто рассказал о необыкновенных закатах и рассветах в горах, о холоде и ветре, о жажде и желании жить? Тот, кто пришел в горы, и они его «зацепили», уже не сможет уйти оттуда никогда! Конечно же, горы эстетичны. Когда ты стоишь на 5 тысячах метров и переживешь самый красивый рассвет, солнечный луч, пробившийся сквозь штормовое небо и осветивший долину, подарят тебе больше радости, чем обладание самым последним айфоном, а глоток ледниковой воды, несомненно, будет лучшим напитком вашей жизни.

Ала-Арча Тянь-Шань Киргизия

Ала-Арча Тянь-Шань Киргизия

Сколько всего вершин вы покорили?

Вершину невозможно покорить. Покорить – значит, сломать, подчинить своей воле, заставить поступать по-своему. Это, конечно же, невозможно! Можно попытаться подняться на вершину, совершить восхождение…  Но это тоже всего лишь иллюзия. На самом деле, если присмотреться, то ты поднимаешься по склонам собственного страха, лени, трусости, лицемерия. Ты восходишь на вершину самого себя. И каждый раз, поднимаясь наверх, ты становишься чище и проще, ты учишься быть открытым и чистым, учишься быть собой — настоящим, а не тем, каким тебя хотят видеть там, внизу. К сожалению, даже многие ходящие в горы люди продолжают считать, что они что-то там покорили. Это, конечно же, не так. У альпинистов есть понятие «гора пустила» и «гора отпустила». Это более точно.

Мне посчастливилось совершить около 50 спортивных восхождений: от 1Б категории трудности до 5А. Это не так уж и много. Впрочем, это и не так уж и сложно. Если смотреть в масштабах страны по пятибалльной системе, то я откровенный альпинист -троечник. Каждое восхождение — это маленькая жизнь, прожитая тобой на склонах горы. Чем больше раз ты поднимался на вершину, тем больше жизней ты прожил…

Все-таки альпинизм является экстремальным видом спорта, были ли какие-то опасные ситуации в горах?

К счастью, нас с ребятами миновали несчастные случаи. Но приходилось участвовать в спасательных работах, когда что-то происходило в других группах и отделениях. Приходилось нести человека на высоте 4 тысяч в составе спасательного отряда. Это очень тяжело. Тяжело и физически, и эмоционально, и морально. В такие мгновения остро осознаешь хрупкость и ранимость человеческой жизни, понимая, что человек — высшая ценность на земле. Повторюсь, к счастью, таких ситуаций у нас было не много.

И какими качествами нужно обладать, чтобы стать альпинистом?

Как бы неожиданно это не звучало, но, чтобы заниматься альпинизмом, надо стать эгоистом в самом худшем понимании этого слова, в первую очередь по отношению к себе. Нужны постоянные тренировки, постоянные ограничения во многом — друзьях, семье, работе, развлечениях. Опять же деньги! Все свободное время ты тратишь на себя, лишая близких тебе людей возможности общения. Ты тратишь сбережения, заработанные средства на снаряжение, одежду, обувь, экспедиции. Иначе ничего не получится. И когда ты уедешь, кто-то будет глядеть в бессонный ночной потолок и думать о тебе, ждать твоего звонка, твоей весточки: «Все! Я спустился вниз! У нас все хорошо!» Для окружающих это очень тяжело, и найти здесь понимание, какой-то компромисс зачастую невозможно. Мне повезло, что моя любимая и наш ребенок вместе ходим в горы. Это очень большое счастье и большая ответственность. Так бывает очень редко в жизни, и я очень это ценю.

Гребень п Бокс и ледопад внизу Тянь-Шань

Гребень пика Бокс и ледопад внизу Тянь-Шань

Есть ли лично у вас особенная традиция или суеверие перед походом в горы?

Традиций особых нет. Лично у меня есть правило здороваться с горами. Ты просто подходишь к стене, прикладываешь руку к скале и разговариваешь! Горы, как будто живые, они обязательно услышат тебя, если ты будешь искренен. Это тяжело быть искренним, когда не на показ. Говорить можно о чем угодно — погоде, друзьях, планах… Горы выслушают тебя. Но решение всегда будет за ними. Есть некоторые суеверия и косвенные признаки надвигающейся беды. Такие признаки я называю «колокольчиками». Несколько раз я слышал достаточно громкий их перезвон. Но до набата дело не дошло.

Я уверена, что многих читателей заинтересовала возможность испытать свои силы. Где обучают азам скалолазания и альпинизму?

На базе скалодрома БГУЭП проводятся занятия по скалолазанию. Обратившись в администрацию университета,  можно получить исчерпывающую информацию.

Группа на ноже п Теке-Тор Тянь-Шань

Группа на ноже пика Теке-Тор Тянь-Шань

Что у Вас в планах в ближайшей перспективе?

Хочется еще раз испытать себя высотой. Хочется пройти с любимой какой-нибудь красивый траверс с ночевкой под вершиной. Хочется пройти ледовый кулуар на вершине в Алтае. Хочется съездить в Фанские горы и еще раз вернуться в древний Кашгар, это Северо-западный Китай, граница с Таджикистаном-Киргизией. Горы бесконечны — успеть бы всё! Каждое восхождение — это прожитая жизнь. После окончания восхождения эта жизнь не останавливается: хочется что-то повторить, что-то хочется сделать по-новому.

Каждое восхождение по-своему уникально! Можно вернуться под ту же самую гору, с теми же людьми, но повторить впечатления уже не получится никогда. Они будут другими. Перед глазами будут плыть закаты на высоте 6950 метров, несущиеся облака на южном Алтае, оскалившиеся карнизы Актру, мокрые лавины Аршана, горячий чай после двух суток без глотка жидкости на высоте 4000 метров, потрескавшиеся и обожженные солнцем губы любимой после восхождения, ночевки на полке шириной 50см при морозе -32С!

13 августа 2014