Как вы думаете, кто идет работать в полицию? Каким должен быть настоящий полицейский? Об этом мы поговорили с начальником Северо-Восточного ЛУ МВД России на транспорте Александром Горбуновым.

Что такое ЛУ МВД России на транспорте

18 февраля 1919 года постановлением ВЦИК на базе подразделений уголовного розыска была создана железнодорожная милиция. Именно с этой даты ведет свое начало современная система органов внутренних дел на транспорте.

Логично, что по мере развития транспортной схемы молодой советской республики, ее социально-экономического роста, по всей стране развивалась и ширилась система транспортной милиции.

Нужно хорошо знать Якутию 20-х годов, чтобы ясно представить, в каких сложных условиях приходилось работать милиции в целом. Именно тогда впервые стал вопрос о необходимости контроля за обстановкой на транспортных магистралях Якутской республики в связи с развитием золотодобывающей промышленности и большим числом спецпоселений и лагерей. Начиная с 1925 года, водный транспорт на Лене курировал транспортный отдел ГПУ НКВД по ЯАССР. Такая же схема работала по всей стране. За правопорядок на водном транспорте отвечала территориальная милиция. Окончательно единая система безопасности на водных просторах оформилась лишь в 1980 году.

Линейные органы милиции на воздушном транспорте созданы в 1971 году в связи со случаями захвата самолетов в аэропортах республиканских, краевых, областных и приграничных городов и с этого времени являются составной частью системы транспортной милиции.

Первый линейный отдел на воздушном транспорте в Якутии был образован в 1972 году. Тогда же созданы линейные пункты милиции в аэропортах Алдан, Мирный, Тикси и Черский.

Подразделение носило тогда название Якутский ЛОВДТ и подчинялось непосредственно МВД ЯАССР.

Годы организационно-структурного построения заняли не одно десятилетие.

17 февраля 1994 года, за день до официального ведомственного праздника, 19-ым по счету в стройной и лаконичной системе транспортной милиции России, состоявшей тогда из 20-ти самостоятельных федеральных трансрегиональных управлений внутренних дел на транспорте, было создано Северо-Восточное УВДТ МВД России.

В результате оптимизации системы управления органов внутренних дел на транспорте в системе МВД России в 2010 году управление влилось в состав Управления на транспорте МВД России по Дальневосточному федеральному округу.

«Мы — разные и полезные»

DSC_0177

Александр Сергеевич, почему Вы выбрали работу полицейского?

Может, это будет пафосно звучать, и кому-то мои слова покажутся громкими, но мне всю жизнь хотелось работать и помогать людям. Каждый день я вижу, как людям становится лучше или легче жить от моей работы. Это всегда приносит моральное удовольствие. Я помогаю тем, чем могу помочь. И этому я учу своих подчиненных.

Я всегда говорю, если к вам подходит человек с какой-то проблемой, с какой-то просьбой, вне зависимости от его статуса и внешнего вида, вы должны выслушать и максимально быстро решить вопрос. Если вы не можете решить его проблему, то вы должны обратиться к более компетентному коллеге, к старшему по возрасту, по званию – выход всегда есть. Сегодня врачи, пожарные, даже спасатели по улицам не ходят. Только полицейские ходит по улицам и сталкиваются с проблемами горожан. Поэтом гражданин должен быть уверен, что обратившись к сотруднику полиции, его проблема будет решена.

На Ваш взгляд, этот образ защитника-полицейского есть в умах людей?

Вспомните, какие в 90-тые годы статьи писали о сотрудниках милиции, какие фильмы снимали. Какими показывали милиционеров? Словосочетание «оборотни в погонах» уже подзабыли, но ведь именно так и было. Мы обязательно взяточники, мы обязательно все Джеймс Бонды, мы обязательно пьющие.

А в советские времена имидж у милиции был совсем другой. Я рос на фильмах «Следствие ведут знатоки», «Место встречи изменить нельзя». Я хотел тогда быть похожим на Глеба Жеглова, я видел, как он помогает людям, хотелось так же приходить на помощь.

Сегодня молодежь, которая росла на фильмах «Улица разбитых фонарей», не знает о настоящей работе полиции. Но все опять меняется. Картина в СМИ создается более реальной. Если есть факты, о них говорят. Нет фактов — ничего не говорят. И у людей складывается впечатление, что есть полиция, о которой мы уже говорили, к которой можно обратиться с любой просьбой.

Вы, наверное, слышали об офицере, который спас женщину от самоубийства в речпорту. Об этом должны говорить везде. Сегодня мы готовим документы, чтобы представить этого полицейского к награде. Это был его долг, он отложил только удостоверение и бросился в воду спасать женщину. Если бы ей никто не помог, она бы утонула.
А желающих быть полезными людям – много?

Если три-четыре года назад была проблема с кадрами, то сегодня уже очередь на младший состав. Люди проходят комиссии и проверки. Но мы не можем их принять на работу, потому что вакансий нет.

Мне кажется, снова приходит время, когда люди понимают, что в полиции должен служить тот, кто должен служить, у кого это в сердце, в совести и в голове. Нельзя служить государству российскому и людям с девяти до шести с перерывом с часу до двух. Если ты идешь служить в полицию, то ты должен понимать, что идешь служить государству двадцать четыре часа в сутки.

Когда молодые проходят стажировку, я всегда говорю, вы понимаете, что это серьезный шаг — вы приходите помогать людям. Готовы ли вы к этому 24 часа в сутки, невзирая на семью, на личные интересы? Если вы не готовы или сомневаетесь, пока не делайте этот шаг.

Всем кажется, что это просто: пришел, форму надел и все. Но самое главное, чтобы ты здесь (показывает на область сердца) внутри был полицейским. Если внутри ты готов помогать, ты станешь полицейским, хорошим полицейским. А если нет — то никакие университеты, никакие дипломы не сделают тебя хорошим полицейским.

На днях мы подводили итоги первого полугодия. Выступал начальник отдела кадров, и были озвучены такие цифры, за истекшие полгода приходило устраиваться порядка 70 человек, из которых на работу было принято 14 человек. Это говорит о том, что наша служба действительно вызывает интерес. Получается, конкурс составил около 5 человек на одно место.

DSC_0058

Но ведь так было не всегда?

Случалось так, что раньше в милицию шли, чтобы не служить в армии. Например, обучаясь в высшем учебном заведении системы внутренних дел — сама работа освобождала от воинской службы. Бывало так, что когда они приступали к работе, то ждали достижения 27 лет, срока, когда истекает призывной возраст. А после 27 лет они просто дослуживали до льготной пенсии. Конечно, от таких людей польза была минимальная.

К счастью, этот этап прошел. Людям уже далеко за 27, до пенсии они дослужили и ушли. К сожалению, эти случайные люди в милиции сыграли свою отрицательную роль. Время же тогда не остановилось. Проблемы у людей, когда служили те «полицейские», не заканчивались. Поэтому есть разумное и объективное объяснение тем не самым хорошим страницам из истории милиции. Но это жизнь, мы это не скрываем. Это было — это прошло.

Сегодня ребята проходит очень жесткий отбор. С ними работают и психологи, и врачи, и кадровый аппарат, и непосредственные руководители служб, куда планирует пойти молодой человек. Поэтому сегодня в полиции случайных людей становится все меньше и меньше.

Что для Вас значит работа в полиции?

Я уже говорил, что нельзя служить с девяти до шести. Нужно либо служить, либо не служить. Работа наложила отпечаток на мою жизнь, семью и детей. Если есть вдруг какие-то свободные минуты, то мы стараемся, все это время провести с семьей, съездить к родителям. Но вся моя жизнь — это работа. Это нормальное явление для людей, которые любят свою работу и понимают, что они приносят пользу государству и другим людям. Я думаю, что ничего особенного в этом нет.

Самое сложное с точки зрения обычного человека – это, наверное, постоянная непрерывная ответственность – когда в любой ситуации все твои действия находятся под прицелом, лупой общества. В каком-то смысле, сотрудник полиции не имеет права на ошибку.

Но ситуация парадоксальна. Эта же ответственность может стать и самым хорошим в нашем деле. Потому что это значит, что сотрудник транспортной полиции может влиять на ситуацию так, чтобы конкретными действиями помочь человеку. Помочь человеку в его беде. Для этого государство нам дало законы, такие инструменты как специальные полномочия. То есть все есть – бери и работай. И если ты служишь честно, не вступая в сделку с собственной совестью – значит, ты как никто другой, каждый день можешь испытывать удовлетворение от своей жизни. Не ломая голову. Не мучаясь в догадках «Кто я? Зачем я»

Мы служим общим ценностям. Идеи эти близки и нужны абсолютно всем гражданам нашей родины. Все хотят путешествовать спокойно. Все хотят благополучно добраться домой. Для этого и существует транспортная полиция
.

А Вы счастливый человек?

Абсолютно. Все, о чем я мечтал, у меня сегодня есть. У меня прекрасная семья, я люблю свою работу, у меня работоспособный коллектив, как я говорю : «Мы — разные и полезные». Я очень счастливый человек.

В трудовой книжке полковника полиции Александра Горбунова, коренного якутянина, родившегося в столице в июне 1967 года, пока единственная запись: проходит службу в органах внутренних дел с марта 1990 года. Службу начинал рядовым милиционером линейного отделения внутренних дел в аэропорту «Якутск».

Окончил в 1989 году Выборгское авиационно-техническое училище гражданской авиации. Также за плечами Александра Сергеевича Якутский филиал Московского юридического института МВД России и первый в истории страны выпуск федерального руководящего резерва Академии управления МВД России.

d.hatena.ne.jp/
www.michaelcopeland.livejournal.com/
22 июля 2014