Петр Тумусов

Психотерапевт-нарколог, главный врач республиканского наркологического диспансера.


Заболеть пятницей

Трудясь в учреждении, для которого пациент — человек, страдающий алкоголизмом, — обычное рабочее явление. Наверное, у вас появилось свое отношение к этому заболеванию — и личное и профессиональное.
Петр Тумусов

Я врач — и мне просто необходимо отнестись к этому с точки зрения медицины. А по ее определению — это психологическое заболевание. Так же как и шизофрения, маниакальный психоз, депрессия. Есть три состояния алкоголизма: психологический, физиологический и социальный. Возьмем обычного мужчину и обычную «пьяную пятницу». То, что он потребляет психоактивные вещества, вызывает психологический эффект — удовольствие, радость, эйфорию.

Сперва, он привыкает к нему психологически, выпивая, например, по пятницам. Потом это входит в привычку. И он без этого эффекта уже не может жить. С этого этапа начинается отрыв от социума: от обычной жизни, семьи, работы. Домой приходит пьяный, скандалит. Но — это еще не болезнь. Это психология. Называется «злоупотребление с вредными последствиями».

Затем вступает в силу биология. Когда его мучает не только психологическая зависимость, но и требует организм. Он поднимается на новый энергетический уровень, печень начинает работать в усиленном режиме, ис этого режима не хочет отойти. Вот тут начинается биологическая зависимость. Человек понимает, что так нельзя, но уже не может остановиться. Так развивается два вида зависимости: психологическая и биологическая. Из-за этих двух зависимостей начинает разрушаться его социальная жизнь.

2865209161_d096025b38_z

У каких людей есть риски «заболеть алкоголизмом»?
Петр Тумусов

Этому подвержены психологически слабые люди. А причина психологической слабости в родовых травмах. Я по специальности  невропатолог. 60-70% детей в Якутии рождаются с травмами — из-за того, что родители вовремя не дают сигнал, все это перерождается в энцелофатию, то есть в заболевание головного мозга. Казалось бы, не так серьезно. Но такие люди в какой-то стадии жизни пробуют психоактивные веществ, и это их может овладеть.

Скажите, что есть самое неправильное в воспитании ребенка, которое может в будущем стать причиной алкоголизма.
Петр Тумусов

Подростковый период — самый тот момент, когда родитель не ведая, может воспитать в ребенке характер психологически слабого ребенка. Например, возьмем такую ситуацию: подросток проявляет эмоции — негативные, бурные. В таких случаях родители начинают: «Как ты с нами разговариваешь?» и все такое.

Таким образом, они подавляют естественные эмоции ребенка. Отсюда развивается алекситимия, то есть эмоциональная тупость. Ребенок вырастает таким, что начинает не понимать как себя вести в определенных моментах. Начинает думать, «если я сейчас так скажу, они рассердятся». Если в таком состоянии он принимает психоактивные вещества, у него исчезает страх.Он начинает  показывать свои эмоции без страха. И плюс ко всему этому прибавьте родовую травму.

Алкоголизм и наркомания не передаются по наследству. Передается предрасположенность, эмоциональный фон, строение мозга, ферментные системы. Таким образом ребенок попадает в группу риска.

Алкоголизм излечим?
Петр Тумусов

Ругать пьяного отца-мужа-сына, читать нотации, выкатывать истерику: на таком уровне сейчас находится народная методика излечения алкоголизма. Зависимость к психоактивным веществам человек воспитывает сам, путем усиленной «тренировки». Если после первых трех применений алкоголя нет тяги, то после пятнадцатого-двадцатого непрерывного культурного употребления, алкоголь все равно возьмет свое. Человек станет алкоголиком.

Ему нужна помощь профессионала. Не помощь отца, матери или жены, а именно профессионала. К сожалению, близкие люди, пытаясь помочь, ухудшают положение, потому что они сами со-зависимые.

А бывает, что алкоголики сами приходят к вам за помощью? Или их всегда приводят за ручку?
Петр Тумусов

У меня 120 коек. Они полностью забиты и это все добровольцы. Но это не главное. Они не признают свою болезнь — из этих больных, которые к нам поступают, соглашаются на реабилитацию, на углубленное лечение только 15-20 человек. Остальные после того, как проходят в себя, выписываются.

Выписываются и продолжают дальше.
Петр Тумусов

На самом деле, на этой стадии начинается самая большая проблема, что в медицине именуется алкогольной анозогнозией, то есть неспособностью больного алкоголизмом критически оценивать свое болезненное состояние, в том числе свою неспособность воздержаться от спиртного или вовремя прекратить пить. Они начинают оправдываться, что это ради релакса, из-за тяжелых жизненных ситуаций. Такие оправдания находит для себя человек, только для того, чтобы выпить. В глубине сознания он понимает, что он уже не нормальный. Так каждую пятницу с чувством глубокой вины он идет выпивать. Это начинающийся психологический диссонанс. Беда в том, что такой человек никогда не обратиться к специалистам. Только десять человек из ста осознают и завязывают.

Есть понятие со-зависимости тех, кто находится рядом с больным. Они, например, члены семьи, коллеги смогут спровоцировать человека на второе пьянство. Вылечить алкоголика — это только половина дела, потому что, его окружение еще не вылеченные.

Люди, которым он приносил страдание, остались психически измененными. Алкоголик отравил их. Они до конца не верят, что он излечился, думают, что он когда-нибудь все равно начнет пить. И так подсознательно начинается провокация. От него постоянно требуют чтобы, он всегда доказывал свою трезвость. На это у них сил не хватает. Он срывается, все становится еще хуже, чем было. Поэтому нужен психолог, семейный терапевт.

Вы считаете свою работу интересной?
Петр Тумусов

Моя работа — мой научный и профессиональный интерес. А алкоголизм — болезнь интересная. Если все стараются излечиться, например, от гриппа, то от алкоголизма никто не хочет. Алкоголизм как простуду, не вылечишь, потому что это — тройственное страдание.

Говорят, что якуты генетически не способны противостоять алкогольной зависимости. В чем различается физиология северного человека от других?
Петр Тумусов

Есть ученые, которые считают, что нет никакой разницы, и есть ученые которые, считают, что северный народ не такой как все. В общем, научный спор. По-моему, что европеец, что северянин — спиваются одинаково. Наркомания и алкоголизм национальными различиями не изучаются. Мы, врачи разницу не видим. Мы не можем сказать, что какой-то народ пьет больше, другой меньше. Тут нужно учитывать, какой вид алкоголя употребляться тем или иным народом. Кавказцы и южные народы больше пьют вино. Это для них просто напиток. Они очень мало пьют водку. А наши больше пьют водку. А водка это всегда преступление, водка всегда имеет тяжелое опьянение.

Плакат-нет

Помогает ли закон?

В чем отличие дорогой алкогольной продукция от недорогой, с точки зрения действия на психику человека? Есть ли отличие вообще?
Петр Тумусов

Отличается только бутылка, марка и реклама. Это все рекламные уловки. У всех одно вещество — этиловый спирт. И этот спирт действует одинаково.

Сейчас существует закон ограничивающий продажу алкоголя. Как вы считаете, это чем-нибудь помогает или для кого, кто хочет пить — это не беда?
Петр Тумусов

Одними запретами ничего не достигнешь. Все должно быть в комплексе. Во-первых, надо снизить спрос. Для этого нам нужно делать профилактику детям, с малых лет. Снижение спроса — это очень муторный процесс, потому что итоги будут видны только через двадцать лет.

Например, в  2011 году вышел указ президента, и алкогольный психоз сразу снизился  на 60%. В первую очередь, женщин-алкоголиков стало меньше. А потом началась адаптация народа. Стали запасаться, началась подпольная торговля.

Лично я предлагаю более радикальный метод запрета. Сделать два-три алкогольных маркета  за городом. Поставить видеокамеры и наблюдать. В данное время, сотни магазинов торгуют, как их контролировать? А полностью запретить, сделать сухой закон нельзя. В таком случае пойдет наркомания.

http://vorkers.com/
http://weblio.jp/
Сахаяна Терехова
25 февраля 2014