Александр Хавренко

Журналист


Поздняя сентябрьская ночь, отстояв огромную очередь на таможенном контроле, заполнив важнейший документ – таможенную декларацию, мы наконец-то выходим из потрепанного двухэтажного здания, которое носит гордое имя международного аэропорта «Ташкент-Южный». В ожидании остальной группы сиротливо топчемся на привокзальной площади. К нам тут же направляются двое мужчин:

— Такси надо?

— Нет, мы с группой.

— Откуда?

— Из России. Из Якутии.

— Ооо! Сумы надо поменять?

Официальная валюта Узбекистана – сум, официальный курс на тот день был 2300 сумм за один доллар США.

Неофициальный, курс «черного рынка» — 3000 тысячи за один доллар. При этом все гиды и представители туристических компаний сотню раз предупредят, что в Узбекистане валютные махинации – уголовное преступление и преследуются законом. Но несмотря на это, обменять деньги вам будут предлагать все – от таксиста, до портье в гостинице, а уж выйти на рынок и не услышать: «Доллары меняем?» вообще невозможно.

Самая крупная купюра в Узбекистане номиналом 5000 сумм, но самые распространенные это тысячные купюры. Так что, обменяв одну бумажку в сто долларов, будьте готовы к тому, что на руки вы получите 300 купюр по 1000 сумм, а это довольно объемная пачка, которую и в бумажник-то не спрячешь.

Достаю из кармана сигареты.

— О российские?оживляется таксист, — угостишь? А то у нас сигареты вообще не такие, как будто опилки с табаком смешали.

До поездки в Ташкент, вся Средняя Азия представляется большой декорацией к фильму «Белое солнце пустыни» — пески, глинобитные стены домов, возле которых в ватных халатах, в чалмах и тюбетейках сидят бородатые аксакалы. По улицам ходят навьюченные ослики и верблюды. На самом деле Ташкент вполне современный город, с широкими проспектами, с хорошо уложенным асфальтом на улицах, со зданиями из стекла и бетона и отелями в 4 и 5 звезд.
В будни Ташкент напоминает один большой офис – все школьники, студенты и клерки ходят в едином стиле – белый верх черный низ. В конце рабочего дня, когда они покидают свои аудитории и кабинеты и выходят на улицы, в глазах начинает немного рябить.

Иногда эту черно-белую массу разбавляют вкрапления зеленого – именно такого цвета форма у здешних милиционеров. Ташкент по праву считается одним из самых безопасных городов бывшего СССР. Милиционеры тут стоят через каждые сто метров, а каждые 10 минут по улице обязательно проедет милицейский патруль.

8-30 утра, сентябрь, на термометре, установленном на улице, гордо сияет цифра «30». Стоило только поднять вверх руку, как тут же возле тормозит один из многочисленных «Chevrolet». Когда-то в Узбекистане работал автозавод «Daewoo», который сейчас вошел в холдинг «Chevrolet». Машина в Узбекистане определяет статус человека. О том, что он успешен, может сказать только одно – он не ездит на «Шевроле».

Таксисты, как правило, берут для работы «Nexia» в минимальной комплектации – механические стеклоподъемники, отсутствие кондиционера и элементарной музыкальной системы. Отсутствие музыки таксисты с лихвой «окупают» беседами. Вообще в Ташкенте хороший таксист — это и «гугл-мэп», и гид, и пункт обмена валюты, а также кладезь знаний и советов.

— Это еще терпимо, — говорит таксист Ильчен, кивая в сторону термометра, — даже прохладно. Вот в июне-июле у нас плюс 45, а то и 50. Я даже помню один год, когда доходило до 60.

Ильчен так же облачен в черные брюки и белую рубашку, когда он улыбается солнце бликует на его золотых зубах.
— Плов уже кушал? – интересуется Ильчен, и услышав отрицательный ответ недоуменно разводит руками. – Плов обязательно надо кушать. Тут плов настоящий, а то, что ты в России кушаешь, это каша с мясом. Я вот, когда в Россию приезжаю, захожу к землякам в кафе и прошу плов, а они мне говорит: «Ильчен-ака, это плов не для вас!». А почему? Да потому что он знает, что если принесет мне этот «плов», я ему тарелку на голову одену.

В Узбекистане огромное количество разновидностей плова, есть Ташкентский, есть Самаркандский и Бухарский, свадебный, мужской, чайхинский и так далее.

SONY DSC

— Главное правило плова – не разогревать!продолжает пловную лекцию Ильчен, — Плов всегда готовят на один раз – приготовили и покушали. В Узбекистане редко когда допускают женщину до казана – готовить плов это мужская обязанность.

Наслушавшись рассказов о плове, прошу отвезти меня в знаменитый практически на весь мир «Среднеазиатский центр плова». На большой территории за забором стоит большой, просторный дом, с виду похожий на обыкновенную столовую, внутри убранство скромное – железные столы с белыми скатерками, стулья, приятный обдув кондиционера. А на улице в шести больших казанах готовится тот самый неповторимый ташкентский свадебный Плов.

Не молодая, но очень улыбчивая официантка Гуля провожает меня за свободный столик. Я пытаюсь попросить у нее меню, но, похоже, Гуля довольно часто сталкивается с такими вот «пловными чайниками», поэтому мой заказ она сама же и проговаривает, даже не глядя на меня.

-Плов, большую порцию с двойным мясом. Да?

— Да.

— И салатик из свежих овощей, чуть-чуть. Да?

— Наверное.

— И лепешку половинку?

— Ну, как скажете.

— Пить? Чай? «Кола»? Компот, холодный.

Очень хочется чего-то холодного, но в голове слышатся наставления таксиста Ильчена: «Плов обязательно запивать чаем, горячим. Вся эта «Кола» только желудок портит».

Но холодненького компота очень хочется, заказываю и то, и другое.

Сначала Гуля приносит плошечку с грубо наструганными помидорами, луком и зеленью и запотевший кувшин холодного компота. А через три минуты на моем столе появляется ОН. Горячий, прямо из казана истекающий жирным соком плов. Да, действительно, все, что я ел до этого, под видом плова был просто рис с мясом. Итак, в состав ташкентского свадебного плова входит: рис длиннозерный, баранина, белый горох – нут, лук, морковь, персик и приправы, главной из которой является, конечно же, зира.

— А ты знаешь, что зира в Узбекистане не растет? – спрашивал меня таксист по дороге к «Центру плова», — Мы ее покупаем у соседей – в Афганистане и Таджикистане. Просто когда-то, давно-давно и Узбекистан, и Таджикистан и Афганистан это было одно государство, а потом разделились.

Глядя на эту тарелку, понимаю, что столько съесть одному человеку не возможно. Но настолько он вкусен, что двойная порция уходит что называется «на раз». При этом, закончив трапезу, кажется, что со стула ты в ближайшие 30 минут подняться не сможешь, но через 7-10 минут ты начинаешь ощущать такой прилив сил и энергии, что кажется, способен пешком обойти весь Ташкент.

Кстати, обед в Центре плова обошелся мне в 18 тысяч сум – меньше 10 долларов!

Еще один момент: несмотря на то что Узбекистан считается исламской республикой, алкоголь в Ташкенте продается в каждом магазине и местах общепита, более того, в самом Ташкенте стоят пивоваренные и винно-водочные заводы.
И тут пригодится еще один совет от Ильчена: «В магазинах вино не покупай. Там только написано, что оно «Узбекское», а делается на французском оборудовании по французской технологии. А еще на нем стоит срок годности. Ты когда-нибудь слышал, чтобы у вина был срок годности? Хочешь настоящее узбекское вино? Надо ехать на окраины, и там, на маленьких рынках, покупать домашнее, настоящее».

Достопримечательности

Главной религиозной достопримечательностью Ташкента является комплекс Хазрати Имам и мечеть Тилла Шайх, в которой хранится самая древняя рукопись Корана, так называемый «Коран Усмана» — древнейший рукописный Коран, дошедший до наших дней. Коран хранится в специальном зале, под бронированным стеклом, а рядышком обязательно прогуливается милиционер в зеленой форме. Любая фото- и видеосъемка в зале с Кораном запрещена.

Здесь же, на территории комплекса, расположен медресе, в котором раньше обучали будущих имамов, сейчас же все помещения отданы торговцам сувенирами. Любой гид, который приведет вас в медресе, будет рассказывать о том, что весь ассортимент представленных в лавках сувениров изготавливается здесь же, а значит, и цены тут «от производителя», и вам не придется переплачивать. В доказательство вам даже продемонстрируют стол, на котором будут лежать разные пилочки, стамески и прочие инструменты. Но на деле цены в мастерских бывшего медресе почти такие же или даже выше, чем на рынках, просто турист – человек доверчивый.

Также в списке достопримечательностей обязательно значится посещение монумента в память о ташкентском землетрясении 1966 года, когда в результате подземных толчков был практически полностью уничтожен центр города. Кстати, интересный факт: спустя ровно 20 лет, день в день, минута в минуту (по Ташкентскому времени) – 26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской АЭС.

Цены

Как правило, продукты питания в Ташкенте закупают на одном из многочисленных рынков, которые тут принято называть базарами, цены у продавцов сильно разнятся, да и обязательное правило поторговаться никто не отменял. Правда, в отличие от китайцев, узбеки на свой товар накидывают первоначально две-пять тысяч, так что если килограмм персиков вам предлагают за 25 тысяч, можете смело сбрасывать цену до 20. Знаменитые узбекские дыни и арбузы на рынке продаются не на развес, а поштучно. 7-10 тысяч за трехкилограммовую дыню вполне приемлемая цена.

— Если увидишь у вас в Якутии дыню из Узбекистана, не верь, — учит торговец Карим, — в России нет узбекских дынь. Таможенные пошлины на них очень высокие, поэтому мы их в Россию не возим, а уж тем более в Якутию.
Вообще в Ташкенте очень многое делают мужчины – они повара, таксисты, практически невозможно в магазине встретить женщину-продавца. Везде мужчины.

— А зачем женщине работать? – удивляется Ильчен, — Денег она много не заработает. Пусть лучше дома сидит, хозяйство ведет.

Кстати о женщинах: за три дня в Ташкенте я так и не нашел подтверждения слов классика о том, что «у москвички две косички, у узбечки двадцать пять». В будни девушки облачены в черно-белую униформу, а на выходных город пестрит от нарядов. По одной тропинке в парке могут идти рядом девушка в мини и девушка в хиджабе и шароварах.

А уж что касается сувениров, то тут выбор настолько огромен, что глаза разбегаются: сувенирные ножи, халаты и тюбетейки, платья и рубашки из натурального хлопка («белое золото» Узбекистана), платки и шарфы из натурального шелка, деревянные шкатулки и портсигары с секретом. Это еще не говоря о знаменитых на весь бывший СССР сухофруктах и специях.

Три дня, проведенные в Узбекистане, пролетели как один миг, Ташкент подкупает своим гостеприимством, радушием и, что греха таить, – дешевизной. Но если вы когда-нибудь решитесь совершить вояж в Узбекистан, не ограничивайте себя Ташкентом, обязательно выкройте время, чтобы на денек съездить в Бухару или Самарканд.

— Как вам Ташкент? спрашивает узбечка в форме пограничника, проверяющая мой паспорт.

— Хорошо тут. Тепло.

Так приезжайте к нам еще, – девушка неподдельно улыбается и возвращает мне мой загранник.

11 ноября 2014