Ксения Юдаева

Первый заместитель председателя Центрального Банка РФ


Ксения Валентиновна Юдаева – первый заместитель председателя Центрального Банка РФ (с сентября 2013 года), в прошлом – начальник Экспертного управления Президента РФ.

Диалог власти и общества – необходимое звено в становлении демократии, а диалог власти и общества заинтересованного – эффективный механизм сотрудничества для достижения общегосударственных целей.

Подчеркивая важность диалога между властью и научным сообществом, Ксения Юдаева выступила инициатором встречи в своей alma mater – на Экономическом факультете МГУ им М.В. Ломоносова 27 ноября. В экономической среде особенно важны подобные мероприятия, поскольку основные индикаторы экономики в неоклассической парадигме базируются на концепции инфляционных ожиданий: проще говоря, уровень инфляции в стране во многом зависит от инфляционных ожиданий населения. То есть то, чего мы ждем от экономики – во многом определяет саму экономику. А поскольку в последнее время все чаще развертывается дискуссия на тему возможности предстоящего дефолта, целесообразности перехода к режиму таргетирования инфляции Центральным Банком, этот диалог весьма актуален.

Ксения Юдаева выступила с лекцией на тему инфляционного таргетирования как инструмента денежно-кредитной политики, «о том, почему оно выбрано Центральным Банком, и более подробно – о механизмах, с помощью которых применяется инфляционное таргетирование в России».

юдаева2

Стоит отметить, что на первом слайде презентации была пометка «мнение автора может не совпадать с официальным мнением ЦБ», другими словами – Ксения Юдаева выступила как ученый-экономист, представив собственное исследование, а не как второе лицо Центрального Банка РФ. Тем эта лекция интереснее, и «Умный город» интерпретировал ее из первых уст в формате FAQ.

 Что такое таргетирование инфляции?

«Это режим денежно-кредитной политики, при котором есть явные цели об инфляции, и Центральный Банк заявляет об этих целях и подробно рассказывает о том, как будет эти цели достигать. Переход к инфляционному таргетированию был связан с переходом к большей открытости центральных банков мира и с активизацией их коммуникационной политики, на Западе это связано с желанием управлять через коммуникации инфляционными ожиданиями и ожиданиями не только в отношении краткосрочных процентных ставок, но и долгосрочных процентных ставок.»

 Каковы основные задачи денежно-кредитной политики Центрального банка РФ?

«В долгосрочной перспективе деньги и денежно-кредитная политика не влияют на экономический рост, они влияют только на инфляцию. В связи с этим основная задача денежно-кредитной политики ЦБ, и это общепризнанно, – поддержание инфляции на определенном уровне, это его стратегическая задача.  Но инфляция – это все-таки темп роста цен, и ЦБ на него влиять напрямую не может. Таким образом, практическая задача ЦБ – это с помощью так называемых номинальных якорей таргетировать уровень инфляции. Есть три типа номинальных якорей, которые исторически использовали центральные банки мира: это номинальный денежный курс, номинальная денежная масса и процентная ставка. Есть, конечно, экзотические варианты, например, попытка таргетировать реальный валютный курс, такая политика велась в России в середине 90-х.»

Почему из всех операционных переменных центральные банки останавливаются именно на процентной ставке?

«Это связано с тем, что разные операционные цели дают разные возможности по автоматической или неавтоматической подстройке экономики к тем или иным шокам. Главная проблема с фиксированным валютным курсом – это то, что он достаточно хорошо абсорбирует номинальные шоки, шоки спроса на деньги. Поясню: спрос на деньги – это спрос на ликвидность в национальной валюте, которая необходима для осуществления транзакций в экономике. Валютный курс не абсорбирует, а наоборот, ухудшает ситуацию в случае шоков для реального сектора. Для нашей страны классический пример: основные шоки, с которыми сталкивалась наша экономика, это шоки цен на сырьевые товары. Снижение цен на них при сохранении того же уровня валютного курса ведет к тому, что продукция становится неконкурентоспособной, снижается экспорт, падает производство, растет безработица и так далее.

С денежной массой все наоборот. На практике ее использование оказалось не очень эффективно, в том числе и потому, что денежные агрегаты не всегда позволяют вовремя среагировать на экономические шоки.

Использование процентных ставок в принципе позволяет хорошо реагировать, если никакие другие условия не накладываются, на номинальные и реальные шоки. Если при использовании процентных ставок дополнительно накладывать условия таргетирования инфляции, это позволяет использовать контрциклическую политику в условиях реальных шоков, и таким образом стабилизировать инфляцию и стабилизировать выпуск.»

Какова основная критика инфляционного таргетирования?

«Сейчас очень много критики инфляционного таргетирования по параметру финансовой стабильности. Проблема в том, что бывает, наоборот, слишком низкая инфляция, как сейчас в Европе. И центральные банки Европы, пытаясь уйти от слишком низкой инфляции, придумывают способы по сильному воздействию денежно-кредитной политики, что ведет к появлению пузырей, и возможна угроза финансовой стабильности. Это основная критика.»

Почему инфляционное таргетирование применимо в России?

«На самом деле в России был опыт неявного таргетирования валютного курса в начале 2000-х годов, и он был очень успешен.  Вопрос – почему он был успешен и почему потом эта система перестала работать. А успешным он был потому, что этот период на самом деле являлся периодом того самого номинального шока – изменения спроса на деньги. Ему предшествовали 90-ы годы — эпоха высокой инфляции, высоких инфляционных ожиданий.

А потом на фоне стабилизации денежного рынка, стабилизации макроэкэономической ситуации, снижения инфляции, при росте цен на нефть начал быстро расти спрос на деньги, и та политика, которая проводилась, позволяла увеличить спрос и предложение денег примерно пропорционально, и с одной стороны, способствовала сдерживанию инфляции, и с другой стороны, – способствовала ускорению темпов экономического роста. В 2007 году этот процесс завершился, и ЦБ продолжал проводить ту же политику, но инфляция не продолжала снижаться, а вдруг начала расти. Потом в 2010 году ситуация стала возвращаться к ситуации, похожей на середину 90-х. Но опять же попытки проведения той же политики, что и в 90-х, привели к тому, что замедлившаяся инфляция вдруг начала раскручиваться. И связано это было с тем, что закончился процесс подстройки спроса на деньги к новому уровню инфляции. В этот момент ЦБ начал переходить к инфляционному таргетированию.»

В завершение лекции, в ходе дискуссии на вопрос студента «Какое самое большое достижение Центрального Банка Вы можете выделить?» Ксения Юдаева незамедлительно ответила:

Ну как, — мы начали управлять ставками достаточно эффективно. Мы, если бы не шоки, пришли бы к снижению инфляции. Сейчас к сожалению, есть некоторые причины, по которым мы продлили этот процесс.

1 декабря 2014