У меня одна производственная база, где мастера изготавливают гробы эконом-варианта и плетут венки. Также две точки сбыта, где все это продается. Кроме гробов эконом-класса, есть элитные гробы, также агентство занимается установкой надгробных плит. Работаю по договоренности с людьми, которые занимаются копкой могил, дают в аренду катафалк, устанавливают оградки. Пока в штате содержать этих работников и катафалк нет возможности, поэтому, если заказ поступает мне – я передаю их работникам и мы делим сумму.

 

Я закончил факультет иностранных языков, потом поступил заочно на специальность «государственное и муниципальное управление». Учился платно и, чтобы оплачивать учебу, занялся гравировкой надгробных каменных плит. Учебу закончил, а подработка переросла в бизнес – со временем стал сам привозить надгробные плиты из Китая, взял в кредит станок, который окупился за лето.

 

Пытался устроиться на работу, но не получалось. В Якутке сложно найти работу, тем более, молодым. В этом бизнесе за первые полгода я заработал столько, сколько бы заработал за год в офисе с зарплатой тридцать тысяч рублей.

 

Установка надгробных плит – это сезонный бизнес. Когда человека хоронят, устанавливают временный деревянный памятник и только, когда осядет почва, устанавливают каменный. В какой-то момент я понял, что нужно расширяться до агентства ритуальных услуг. Чем больше в магазине выбора, тем больше товара и услуг возьмет человек. Тем более, к тому времени я достаточно заработал на надгробных плитах – все накопленные деньги вложил в расширение. Правда, все равно пришлось взять кредит.

 

Если честно, в первое время было тяжело и непривычно. Даже вы зашли в агентство и сразу выбежали. Оно и понятно, нет людей, которым приятно стоять в окружении гробов и венков. Я даже сначала чуть было не передумал: «Зачем мне эти ритуальные услуги? Занимался бы дальше надгробными камнями и психика была бы целее». Но со временем привык. Сейчас отношусь к этому спокойно, как к работе. Часто просят доставить гроб на дом или в морг. Если встречает женщина, помогаю поднять гроб в квартиру.

 

У нас есть свой специфический профессиональный юмор. Но не в отношении клиентов, конечно. Кладбище для работников — рабочая зона, между собой называем его «полигон».

 

Сначала я взял в аренду землю под магазин, потом со временем выкупил ее и организовал там базу. Вторую точку я взял в кредит. Бизнес требует больших вложений, все заработанные деньги я вкладываю в развитие. Два года назад я начинал один, а сейчас у меня уже штат из 5 сотрудников. Об окупаемости можно будет говорить года через два.

 

Чаще покупают гробы эконом-класса. Также есть элитные гробы, их я заказываю с запада России. Они называются «американские», знаете, такие как в фильмах? Двустворчатые. Чаще всего из сосны, подороже – из дуба. Бывают из красного дерева, резные. Они очень дорогие — от 40 до 300 тысяч. В прошлом году я привез несколько – все купили.

 

Кремации в Якутии нет. Я думаю, в ближайшее время не будет. Для этого нужно дорогостоящее оборудование и содержать его тоже достаточно дорого. Кремация пришла в Россию с Запада, где делают резные урны для праха и могут поставить ее на камине. В Японии прах человека развевают с самого высокого места, но их можно понять, у них нет земли для кладбищ. А у нас много земли, да и менталитет не тот.

 

Ритуальным бизнесом в Якутске занимаются человек 6-7, все друг друга знают. У каждого владельца по несколько точек. Многие более 10 лет в этом бизнесе. Молодых мало, а если и есть, то это те, кому бизнес достался от родителей. Конкуренция не такая большая, мы никому дорогу не переходим, со всеми соседями дружим. Хотя, конечно, когда появляются новенькие, «старички» неохотно принимают их. Но открытого давления и вытеснения нет.

 

 

Во многих городах муниципальная похоронная служба является монополистом. «Муниципалы» говорят: «Если вы закажете все услуги у нас, то все пройдет гладко». А это прямое нарушение федерального закона о ритуальных услугах. Такое творится в Благовещенске, например, я был там, когда ездил в Китай за надгробными плитами. В Якутске такого нет. У нашей муниципальной службы самая низкая рентабельность по России. Все из-за того, что выбор у них небольшой: они занимаются только копкой могил, столярными работами, поэтому все клиенты идут к «частникам».

 

Считаю, что мы ориентированы больше на народ саха. В этом бизнесе, в основном, все приезжие — русские. Наш продавец знает якутский язык и якутские традиции. Традиция устанавливать надгробные плиты пришла от русских. А в древности якуты вместо надгробных плит устанавливали араҥас – маленький домик. Считалось, чем больше был домик и чем больше резьбы на нем, тем богаче был погребенный при жизни. К нам поступало несколько заказов по изготовлению и установке араҥас.

 

Хотя такое бывает не часто. В основном, процесс погребения у якутов и русских ничем не отличается. Разве что у русских принято ежегодно приходить на кладбище в родительский день всей семьей, с детьми, с едой. А вот якуты спустя год после похорон ходят редко, чтобы не тревожить.

 

Заказов на надгробные плиты очень много. Мы отличаемся от конкурентов тем, что выполняем необычные эскизы. Рисуем не только портреты, но и художественные пейзажи, рисунки в якутском стиле. Часто просят изобразить якутские сардааны, коней, горы, березы, журавлей. Просят написать личные пожелания, отрывки стихотворений, иногда на якутском языке. Мы обязательно выполняем все пожелания заказчиков. Никаких определенных правил по оформлению надгробных плит нет, но каких-то из ряда вон выходящих запросов не припоминаю.

 

Чаще берут железобетонные надгробные памятники – они самые недорогие, но срок их службы около 5 лет. Гранитные памятники стоят от 30 тысяч и выше – в зависимости от размера, толщины и цвета. Гранитный прослужит, конечно, дольше – 20-40 лет. Самый дорогой гранит –красный, редкий цвет. Самый тяжелый памятник, который мы устанавливали, весил 500 килограмм, поднимали его вдесятером.

 

Бухгалтерией мне помогает заниматься мама. Можно сказать, передал ей на аутсорсинг. Я сам ничего не понимаю в этих цифрах. Инвентаризация для меня – сущий ад. Боюсь представить, как занимаются инвентаризацией в продуктовых магазинах.

 

Работников я набираю, размещая объявления в интернете. Сначала думал: «Кто пойдет сюда работать?» Но на вакансию продавца в день поступило 8-9 звонков. Нынешний продавец у меня недавно, она изучала культуру: как правильно погребать и всю последовательность процесса погребения. Конечно, ей непривычно немного, давит атмосфера, но я надеюсь, скоро привыкнет.

 

Люди часто бывают растеряны. Не знают, с чего начать, для чего нужно полотенце, как правильно его класть и как проходит сам процесс похорон. Продавец все объясняет, рассказывает и советует. В обслуживании клиентов много нюансов, все-таки сфера специфическая. Пару раз просили продать гроб, но расплатиться на следующий день — мы шли навстречу.

 

 

Кризис, конечно, меня коснулся. Деньги на землю я взял в кредит, проценты по кредиту очень выросли. Элитные российские гробы пока не подорожали, а вот китайцы уже поднимают цены на надгробные плиты.

 

На Вилюйском кладбище полный бардак. Много заброшенных могил, без памятников, без ограждений, уже давно поросшие камышом. Случалось, копщики начинали копать могилу на месте старого захоронения. Но это быстро обнаруживается: земля мягкая и будто проваливается. В таком случае копщики просто помечают это место и ищут новое. В моей практике до случайных «откапываний» чужих гробов не доходило.

 

Зимой могилы копают с помощью поджогов, очень трудоемкий процесс. Я стараюсь этим не заниматься — мало кто в пятидесятиградусный мороз пойдет копать могилу. Это прямая обязанность муниципальной похоронной службы.

 

В некоторых местах при копке могил обнаруживают подводные воды. Много могил, которые стоят на оврагах, склонах, они вовсе обваливаются.

 

На «Вилюйке» есть кладбище безродных. Если не находят родственников, то хоронят за счет государства. На этом кладбище нет памятников, стоят деревянные кресты. Иногда вместо креста просто воткнута деревянная палка. В основном, там хоронят бомжей.

 

Был случай, когда парня похоронили на кладбище безродных – не нашли родственников. Оказалось, он приехал в Якутск на заработки, а его родственники в другом городе потеряли его. Узнали о его смерти только через два года, нашли могилу на кладбище безродных и перезахоронили на новом месте, где уже поставили памятник, облагородили могилу.

 

Купить место на кладбище в Якутске нельзя. Да и негде, у нас нет частного кладбища, как в других городах. В России немного частных кладбищ, но они есть, место там стоит от 5 до 170 тысяч рублей. Оно охраняется круглосуточно и ежегодно, работники ухаживают за могилами. Но содержать такое кладбище очень дорого, в Якутске нереально такое создать.

 

Вилюйское кладбище – самое старое в Якутске. Мало кто знает, что это кладбище – продолжение старого, которое время уже давно сравняло с землей. И на месте старого кладбища сейчас стоят дома и церковь по Октябрьской. Когда покупал землю под ритуальное агентство, видел документацию, там были очерчены границы старого кладбища. Получается, вот эти дома (показывает на дома по ул. Лермонтова 74 и 74/1) построены на старых могилах XVIII века.

 

Наши кладбища никто не охраняет. Есть сторож на Маганском кладбище, но он охраняет только офис, обход территории в его обязанности не входит, поэтому там часто обитают бомжи: они едят еду, которую оставляют люди, воруют цветной металл. Был случай, оторвали бронзовые отливы от дорого памятника. Ни стыда, ни совести.

 

Я занимаюсь ритуальными услугами не потому, что мне нравится, а потому что это приносит хорошие деньги. Со временем хочу открыть другой бизнес, что-нибудь повеселее. Может быть, открою пекарню или магазин брендовой одежды. Поживем – увидим.

20 февраля 2015