Андрей Софронов – независимый режиссер короткометражных фильмов. На его счету помимо картины «Когда рядом никого» еще несколько работ, одна из которых победила на фестивале короткометражных фильмов NEFU Shorts в 2011 году.

Если рассматривать этот короткий метр в качестве литературного опуса, то здесь всё довольно атмосферно – съемки, актеры, монтаж, в купе с органичной электроникой на стыке дрим-попа с джуком. Между западной и восточной кинематографией огромная пропасть, Андрей Софронов построил мост между двумя полушариями и уселся ровно на середине моста, сочетая меланхоличные пассажи холодных тонов, пульсирующий саундтрек и минималистичные пространства. Опасность изолирования теплых чувств в реальном мире чревата сожалениями и океаном горьких слёз.

Андрей, поведай  нам о том, как ты пришел в мир визуальных искусств?

Я всегда находил общий язык с самыми разными людьми. Чувство, когда к тебе тянутся, признаются в любви тому, что ты делаешь, — ни с чем несравнимое ощущение. Именно общий язык дал мне многое, друзей по творчеству и всё, что у меня есть сейчас. С раннего детства я любил кино. Именно любил, не какой-нибудь определённый жанр или фильмы с конкретными актёрами, я любил всё, из чего оно было сделано: кадры, свет, декорации. Уже тогда я говорил: «Красиво» и быстро съедал почти любой фильм. Думаю, начало моего пути случилось, когда я впервые взял в свои маленькие детские ручонки семейную видеокамеру. Я резво взялся клепать разного рода маленькие безделушки, вроде мини-фильмов с братьями и сестренками, с монстрами из картона и зомби из туалетной бумаги. Мне нравился сам процесс — когда начинаешь всех обзванивать и приглашать к себе в гости, снимать очередное безумство. Всё это постепенно переросло в хобби. Сейчас, снимая кино, я возможно и перенимаю что-то от других, но в большей степени вы видите настоящего меня и то, что мне любо.

кино2

Расскажи поподробнее про свои предыдущие кинематографические работы?

Первый фильм назывался «Последние Дни» и рассказывал историю девушки, бредущей по умершей земле. Классическая история постапокалипсиса, где враг — это потерявшие надежду люди и смертельный вирус. Эта работа победила на фестивале короткометражных фильмов NEFU Shorts в 2011 году. Второй фильм “Разговор” — это история двух подруг, которая была завернута в диалог. В основном, там ставилась проблема женского алкоголизма, но кадры показывали жизнь после всех проблем.

Наверное, зрители, увидев афишу или трейлер к твоей последней короткометражке, были в недоумении, почему название представлено нам в англоязычном варианте? Это принятие присутствия западной сцены или отдельная часть задумки?

Я не сталкивался с вопросами зрителей касательно этой темы. Думаю, все уже просто привыкли.

Что ты открыл для себя в рассказе Александра Банщикова? Были ли внесены коррективы в сюжетную линию нарратива?

По Александру Банщикову рассказ велся от лица сестры, и семья парализованного парня была жива. Было больше диалогов в кругу друзей, они вспоминали приятные моменты и не были невежественными лицами. Я решил сделать историю жестче: больше слез, ведь наша жизнь не всегда предстает  в розовом цвете. Для себя я открыл то, что, чем старше мы становимся, тем меньше к нам сострадания. Люди не любят поднимать больные темы, не хотят думать о плохом, но надежда всегда есть и исходит она в основном от единственного человека.

кино1

Удалось ли тебе сохранить и передать свои ощущения зрителю?

Думаю, я сделал все, что мог, в рамках короткого метра. Визуально и по звучанию  эта картина — часть меня.

После просмотра твоего творения у меня в голове непременно всплыла книга Харуки Мураками “Норвежский лес”. Там мадемуазель с бархатным лицом и сердцем переживает из-за умершего друга, но слишком сосредоточена на собственных эмоциях. Хочется выслушать твое отношение к смерти – считаешь, что это часть жизни или полная её противоположность?

Этот вопрос очень волнует меня, как и вопрос реинкарнации души. Хочется думать, что после жизни мы возрождаемся в совершенно ином виде, а не просто исчезаем в небытие. Даже сложно представить себе: вот ты ходишь, общаешься, мечтаешь, а потом все это просто испаряется. Ну не может быть такого. Всё приходит к чему-то.

Общее построение мизансцен и плавно движущаяся камера – это твой режиссерский почерк?

Что-то я перенимаю у своих любимых режиссеров, что-то создаю сам. В большинстве своем, конечно же, всё это — мой стиль.

Какие режиссеры тебе близки по духу и настроению?

Вонг Кар Вай, Пак Чхан Ук, Стивен Содерберг. У Вонга Кар Вая зашкаливающие чувства героев, когда на экране ничего видимого не происходит, у Пака Чхан Ука — вылизанные до идеала кадры, чувство меры и стиля, фильмы Стивена Содерберга я люблю за истории, показанные совершенно изощренным способом.  Мне очень приятны именно азиатские картины. Советую посмотреть фильм «Признания». Жестокая японская драма, стильный и холодный фильм с отличными саундтреками.

кино3

В своем метре диагностируешь ли ты обществу бесчувственность или просто хочешь напомнить про простейшие сердечные истины?

Можно сказать, что обвиняю и напоминаю. В наш век безразличие стало трендом, нас уже не трогают грустные истории, нам нужны кровь и зрелища. Если у кого-то после просмотра откроются глаза, то я все сделал правильно.

В качестве актеров в картине задействованы твои друзья. Охотно ли они согласились принять участие в твоем творческом позыве, и понадобилось ли им весомое время, чтобы вжиться в отведенные им роли?

Если человек заинтересован, не скован стеснением перед камерой, то всё обычно идёт как по маслу. Мои друзья прислушивались ко всему, чтобы лучше вжиться в роли. Старались сами, без напоминаний, исправлять свои ошибки. Подготовка к съемкам велась задолго до начала, так что они успели изучить весь текст и правильно, с нужной интонацией его проговаривать.

Скрывается ли какой-нибудь посыл в появлении непосредственно режиссера на 30-ой секунде и последующей автомобильной катастрофе? Задаешься ли ты целью посредством режиссерской работы исследовать какие-нибудь аспекты своей персоналии?

Да, это своего рода тест на выносливость, правда, не слишком нарочитый. Так я понимаю, что могу осилить, а что нет. Насколько меня оценивают как начинающего кинематографиста, как просто личность. Катастрофа – переломный момент для парня и главной героини, связующее звено между ними, словно цепная реакция событий… Правда, признаюсь, я не довёл эту идею до конца.

Привязываться к ярлыкам — вредно для здоровья, но любопытство не дремлет: ты бы отнес свои работы к концептуальной кинематографии или больше к артхаусу?

Скорее всего, к концепту. Мини-фильм, который мог бы быть и большим кино. Все ингредиенты, которые есть в крупных проектах, есть и в нем.

кино4

Каковы твои прогнозы, существует ли поле для развития молодой кинематографии в Якутии?

Лично знаком с ребятами, которые создают картинку намного лучше той, что предлагает наш кинематограф. Они пока еще только развивают свой талант, но то, что уже есть, действительно поражает.

Про что будет следующий проект или это секрет?

Над следующей картиной я буду работать уже не один. Набрал настоящий дрим тим, с которым точно никак не пропаду. На этот раз это будет стерильный сай-фай с сильной главной героиней, огромными статуями и гипертрофированным будущим. Когда рядом правильные руки, любая идея становится возможной. Даже такая амбициозная.

PS: Надеемся, что после просмотра работы Андрея Софронова даже самые холодные и невозмутимые начнут ценить человеческий контакт, а остальные вспомнят лишний раз про замечательное чувство сочувствия, и их сердца потеплеют ещё на несколько градусов.